Радость Апокалипсиса. Сергей Головин купить в Христианский магазин КориснаКнига

Книга посвящена главной теме «Апокалипсиса Иоанна Богослова» – радостной уверенности Божьего народа, находящегося посреди трудностей и гонений.

Подробнее

Издательство
Автор
Теги
Категории
Страницы

Купить Радость Апокалипсиса. Сергей Головин купить в Христианский магазин КориснаКнига

KK-0016716
Осталось 2 штуки

78 грн.

-15%

92 грн.

Наличные На карточку ПриватБанка Наложенный платеж Оплата по квитанции

Радость Апокалипсиса. Сергей Головин купить в Христианский магазин КориснаКнига в Украине по цене 78 грн.. Вас ждут низкие цены на продукцию, акции, скидки, распродажи. Купить Радость Апокалипсиса. Сергей Головин вы можете быстро и недорого.тел +380-50-3343964, +380-96-1399358

Описание

Книга посвящена главной теме «Апокалипсиса Иоанна Богослова» – радостной уверенности Божьего народа, находящегося посреди трудностей и гонений.
Гонимой Церкви конца I века не нужны были загадки или шарады. Ей нужны были поддержка, утешение, ободрение. И видения, посланные Иоанну, дают ей все это. Тайновидец не провозглашает новых богословских доктрин и не сообщает каких-либо новый знаний.
Знаний нам и так хватает. Хватило бы стойкости, считает автор Сергей Головин.

Характеристики

Издательство Книгоноша
Автор
Язык Русский
Дата издания 2016
Кол-во страниц 112
Формат страниц 140*215
Вес 210 г
переплет Мягкий

Отзывы

Оставьте отзыв об этом товаре первым!

Отношение государства к Церкви


При этом важно не забывать, что в соответствии с Писанием Церковь - это не общественная организация или гражданское объединение, а сообщество поклоняющихся Богу. Церковь - не то, куда мы ходим, а то, кем являемся благодаря нашим с Ним отношениям. Члены Церкви могут быть или не быть гражданами государства, но сама Церковь как таковая частью государства не является. Она бытует в другом измерении, вне пространства его юрисдикции. Государственная власть ограничена этим миром, Церковь же - «не от мира сего» (Иоанн 18:36). Поскольку для государства такое положение вещей весьма неудобно, оно постоянно пытается превратить Церковь в общественный институт, заставить ее играть по своим правилам - будь то через поощрение или же через принуждение. Государство может лишить общину регистрации или, наоборот, освободить ее от налогообложения. Государство может отобрать церковное здание или выделить таковое. Государство может преследовать членов Церкви или предоставлять им льготы. Государство не может лишь одного - прекратить существование Церкви. Верные Богу будут оставаться Церковью, где бы и в каких обстоятельствах они бы не находились - и «под солнцем», и в вечности. Как уже не раз было сказано, не государство наделило Церковь ее особыми правами, не ему их у нее и отбирать. Когда же церковь начинает играть по правилам государства, любодействовать с царями земными и роскошествовать, доставляя богатства купцам земным (Откровение 18:3), когда она позволяет властям превращать себя в общественный институт, она тут же оказывается в подчинении государства и под его контролем. Как заметил Г. К. Честертон, «добрые отношения между государством и Церковью полезны для государства и вредны для Церкви». Иаков, брат Господень, предупреждает: «Прелюбодеи и прелюбодейцы! не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога? Итак, кто хочет быть другом миру у тот становится врагом Богу. Или вы думаете, что напрасно говорит Писание: "до ревности любит дух, живущий в нас"?» (Иакова 4:4,5). Влияние Церкви на государство неизбежно. Убеждения политиков сказываются на их отношении как к средствам достижения власти, так и к способам ее использования. Поэтому сообщество верующих, живущих достойно звания, в которое они призваны (Ефесянам 4:1), «подобно закваске, которую женщина, взяв, положила в три меры муки, доколе не вскисло все» (Матфея 13:33). Но у этой медали есть и другая сторона. Нечестивые политики всегда злоупотребляли и будут злоупотреблять религиозными убеждениями народа. Монтескье (1689-1755) оправдывает такое положение вещей следующим образом: «Даже если бы религия могла оказаться бесполезной для подданных, она всё-таки осталась бы полезной для государей, для которых, как для всех, кто не боится человеческого закона, она составляет единственную узду... Вопрос вовсе не в том, что лучше: чтобы отдельный человек или целый народ вовсе не имели религии или чтобы они злоупотребляли той, которую имеют. Вопрос заключается в том, какое зло меньше: чтобы люди от времени до времени злоупотребляли религией или чтобы её у них вовсе не было». Вторит ему и Вольтер (1694-1778): «Давайте же, братья мои, по крайней мере, посмотрим, насколько полезна такая вера (представления о Боге, который наказывает и вознаграждает) и насколько мы заинтересованы в том, чтобы она была отражена во всех сердцах. Принципы эти необходимы для сохранения человеческого рода». Когда люди сами берутся определять, что есть благо, и что - зло, понятия истины и справедливости неизбежно заменяются рассуждениями о полезности и целесообразности. Писание приводит множество примеров, когда разделение руководства Церковью и государством служило залогом того, что народ Божий должным образом различал Божье и кесарево. Так, когда предводителем Израиля был человек Божий Моисей, роль предстоятеля народа перед Богом исполнял его брат Аарон. Впоследствии цари Израиля восставали из колен Вениамина (Саул), Иуды (Давид и его потомки), Ефрема (Иеровоам и последующие ему правители Северного царства). Но никогда в Божьем народе не было царя из колена Левина, предназначенного ко священству. Приводит Писание и обратный пример: «Когда [Озия] сделался силен, возгордилось сердце его на погибель, и он сделался преступником пред Господом Богом своим, ибо вошел в храм Господень, чтобы воскурить на алтаре кадильном. И пошел за ним Азария священник, и с ним восемьдесят священников Господних, людей отличных, и воспротивились Озии царю и сказали ему: не тебе, Озия, кадить Господу; это дело священников, сынов Аароновых, посвященных для каждения; выйди из святилища, ибо ты поступил беззаконно, и не будет тебе это в честь у Господа Бога. И разгневался Озия, - а в руке у него кадильница для каждения; и когда разгневался он на священников, проказа явилась на челеего, пред лицем священников, в доме Господнем, у алтаря кадильного. И взглянул на него Азария первосвященник и все священники; и вот у него проказа на челе его. И понуждали его выйти оттуда, да и сам он спешил удалиться, так как поразил его Господь. И был царь Озия прокаженным до дня смерти своей, и жил в отдельном доме и отлучен был от дома Господня. А Иоафам, сын его, начальствовал над домом царским и управлял народом земли» (2 Паралипоменон 26:16-21). Даже Христос отказывался брать на себя функции мирского правления в Свое Первое пришествие. «Некто из народа сказал Ему: Учитель! скажи брату моему, чтобы он разделил со мною наследство. Он же сказал человеку тому: кто поставил Меня судить или делить вас?» (Луки 12:13,14). «Иисус же, узнав, что хотят придти, нечаянно взять его и сделать царем, опять удалился на гору один» (Иоанна 6:15). Пока не сотворены новое небо и новое земля (Исайя 65:17, Откровение 21:1); пока Вавилон, мир греха, еще не уничтожен окончательно; пока всё, - и земное и небесное, - не соединено еще под единой властью Христа, государство и Церковь сосуществуют не смешиваясь. У них - разные сферы ответственности. Ответственность Церкви - обличать мир «о грехе и о правде и о суде» (Иоанна 16:8). Ответственность правительства — обеспечение порядка и справедливости в пораженном грехом мире. Апостол Павел пишет: «Начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое» (Римлянам 13:4). Петру же Иисус говорит: «дам тебе ключи Царства Небесного» (Матфея 16:18,19) и «вложи меч в ножны; неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?» (Иоанна 18:11). Христос не вверяет ни меча - Петру, ни ключей от Царства - начальнику. Исходя из разницы в сферах ответственности правительства и Церкви, разнятся как их роли по отношению к обществу, так и средства, которыми они действуют. Церковь указывает путь к праведности и учит, что есть добро; правительство же наказывает (по крайней мере - должно наказывать) творящих зло. Церковь выполняет роль пастыря, правительство - погонщика. Церковь осуществляет нравственное водительство, правительство использует методы поощрения и принуждения. Когда Церковь обладает земным авторитетом, у нее всегда возникает соблазн потянуться к мечу, использовать методы мирской власти. В этом плане весьма поучительна история, когда Иисус «послал вестников пред лицем Своим; и они поюли и вошли в селение Самарянское, чтобы приготовить для Него, но там не приняли Его, потому что Он имел вид путешествующего в Иерусалим. Видя то, ученики Его, Иаков и Иоанн, сказали: Господи!хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал? Но Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа; ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать. И пошли в другое селение» (Луки 9:51-56). Ученики еще не понимают разницы между властью земной и властью небесной. Когда земные правители сталкиваются с проявлением неповиновения, их естественная реакция - наказать непокорных в назидание прочим. Бог же предоставляет людям выбор - следовать за Ним или нет: «жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие; избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое» (Второзаконие 30:19). Если нас не принимают в этом селении, - мы пойдем в другое. Снова и снова Иисус говорит о ненасильственном пути распространения Божьего Царства: «Возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут; или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?» (Матфея 26:52,53).

Рекомендуем посмотреть Сравнить все

Товар успешно добавлен в Вашу корзину

Количество
Итого

Всего товаров в Вашей коризне: .

Скидка
Итого
Продолжить покупки Оформить заказ