Красота бесконечного: эстетика христианской истины. Дэвид Харт купить в Христианский магазин КориснаКнига

Красота есть нечто большее, чем просто «истина», или, скорее, красота неотделима от истины как мера того, что богословие может назвать истинным. Конечно, предпринятая в данной книге попытка оправдать евангельскую риторику посредством красоты как...

Подробнее

Серия
Издательство
Автор
Теги
Категории
Страницы

Купить Красота бесконечного: эстетика христианской истины. Дэвид Харт купить в Христианский магазин КориснаКнига

300-023
Осталась 1 штука

385 грн.

-15%

455 грн.

Наличные На карточку ПриватБанка Наложенный платеж Оплата по квитанции

Красота бесконечного: эстетика христианской истины. Дэвид Харт купить в Христианский магазин КориснаКнига в Украине по цене 385 грн.. Вас ждут низкие цены на продукцию, акции, скидки, распродажи. Купить Красота бесконечного: эстетика христианской истины. Дэвид Харт вы можете быстро и недорого.тел +380-50-3343964, +380-96-1399358

Описание

Красота есть нечто большее, чем просто «истина», или, скорее, красота неотделима от истины как мера того, что богословие может
назвать истинным. Конечно, предпринятая в данной книге попытка оправдать евангельскую риторику посредством красоты как таковой
приводит к новым вопросам. Кто скажет с уверенностью, что прекрасное свободно от насилия или каких-либо ухищрений? Как можно убедительно
доказать, что «красота» не служит самой стратегии власти, которой она, как предполагается, составляет альтернативу? «Эстетический»
ответ на упорство постмодерна в утверждении, что насилие неизбежно, адекватен лишь в том случае, если в нем содержится вразумительная
оценка красоты внутри самой христианской традиции; только при этом условии прекрасное может опосредовать христианскую истину
без малейшей тени насилия.

Книга Дэвида Харта свидетельствует о его колоссальной эрудиции в сферах патристики и философии. Такое редко встречается. Еще более необычно его убедительное и совершенное богословие красоты. Харт показывает, что возвышенная эстетика рынка – основной удел нашей эпохи – может быть разрушена сияющей красотой Евангелия (и, возможно, только ею). И весомым вкладом в дело этого разрушения является книга Харта.
Пол Дж. Гриффитс Университет Иллинойса (Чикаго, США)

Черпая из глубоких источников православия, Красота бесконечного предлагает удивительный богословский анализ и трансформацию состояния постмодерна. Захватывая дух своим размахом, книга Дэвида Харта соединяет в себе впечатляющее владение традициями христианского богословия (как восточного, так и западного) с тонкой и вместе с тем суровой критикой философского «духа времени» (Zeitgeist), достигая вершины в конструктивном систематическом богословии ошеломляющего масштаба. Харт ставит своей целью создание тринитарного богословия красоты и достигает этого в своей «малой догматике» (dogmatica minora), радикально пересматривающей метафизический горизонт постмодернизма. Эта книга есть христианское богословие и метафизика высокого уровня, в огромной степени вдохновляющее проявление мастерства и силы.
Рейнхард Хюттер, Университет Дьюка (Дарем, США)

В последние десятилетия интеллектуалы постмодернизма представляют нашему вниманию бесчисленные выражения чего-то “нового". Дэвид Бентли Харт показывает, что истинный переворот, случившийся в западной интеллектуальной жизни следует видеть не во французской литературной теории; скорее он произошел, когда Отцы Церкви разгадали смысл возвещения распятого Иисуса как воскресшего Господа. Отложите работы Деррида и примитесь за книгу Харта «Красота бесконечного». Эта великолепная книга показывает, как богословие, умудренное внимательным чтением отцов церкви, способно «заткнуть за пояс» ребячествующих покровителей постмодернистских изысков. Утонченная, основанная на глубокой эрудиции трактовка основных тем христианского богословия, метафизики и современной критики культуры, Красота бесконечного устанавливает эталон для богословия эпохи постмодерна
Р. Р. Рено, Университет Крейтон (США)

«Красота бесконечного» — это попытка найти основания красоты в мире безобразного, определить критерии истины в мире, где конкурирует множество истин, где вера становится модным брендом, надежда — призрачной химерой, а любовь — ходким товаром. Дэвид Харт хорошо ориентируется в этом вавилонском столпотворении и находит язык, вполне понятный современному человеку, и в то же время основанный на ясной логике библейского откровения и святоотеческого предания. Может быть, именно эта книга даст ответ: есть ли выход из тупиков постмодерна
Ирина Языкова. Библейско-богословский институт св. апостола Андрея (Россия)

Содержание
Введение
I. Вопрос
II. Используемые термины
III. Красота
IV. Последние замечания

Часть 1 Дионис против Распятого. Насилие метафизики и метафизика насилия
I. Город и пустыни
II. Завеса возвышенного
III. Воля к власти
IV. Завет света

Часть 2 Красота бесконечного. Dogmatica minora
I. Троица.
1. Христианское понимание красоты возникает не только естественно, но и необходимо из христианского понимания Бога как перихорезы* любви, динамической неотъемлемости друг от друга трех божественных Лиц, чья жизнь есть вечное единение, в котором друг с другом разделяют внимание, наслаждение, дружбу, празднование и радость.
i. Божественная Апатэйя
ii. Божественное содружество
iii. Божественная радость

2. Христианское понимание различия и дистанции (расстояния) сформировано учением о Троице, в котором богословие обнаруживает, что истинная форма различия есть мир, а расстояния – красота.
i. Божественное различие
ii. Божественное совершенство

3. В христианском Боге бесконечность видится как прекрасное, и потому ее можно пройти и понять лишь посредством прекрасного.

i. Порыв желания
ii. Неизменная красота
iii. Зеркало бесконечного
iv. Бесконечный мир

4. Бесконечное – это прекрасное, потому что Бог – это Троица; а, поскольку всякое бытие принадлежит к Божьей бесконечности, христианская онтология возникает в рамках богословской эстетики и по сути принадлежит ей.

i. Бог и бытие
ii. Бог за пределами бытия
iii. Analogia Entis

II. Творение
1. Благодатное Божье действие в творении изначально принадлежит к радости, наслаждению, заботе, которыми извечно живет Троица, – как направленное вовне и не-необходимое выражение этой любви; и поэтому творение прежде всего другого следует принимать как дар и красоту.

i. Analogia Delectationis
ii. Дар
iii. Власть желания

2. Так как Бог есть Троица, сохраняющая всякое различие как мир (peace) и единство, божественную жизнь можно описывать как бесконечную музыку, а творение – как музыку, чьи интервалы, переходы и фразы объемлются вечной и триединой Божьей полифонией.
i. Божественная тема
ii. Божественный контрапункт

3. Поскольку Бог вечно выражает себя в своем Слове и обладает всей полнотой обращения и отклика и поскольку творение принадлежит Божьему самовыражению (как, на аналогическом расстоянии, дальнейшая артикуляция изобильного «красноречия» божественной любви), богословие может постигать творение как язык.
i. Божественная экспрессия
ii. Божественная риторика
iii. Analogia Verbi

III. Спасение
1. Спасение осуществляется как восстановление человеческого образа во Христе, вечного образа Отца, образа, по которому вначале было сотворено человечество; следовательно, спасение состоит в восстановлении конкретной формы и в возвращении ее изначальной красоты.
i. Форма дистанции
ii. Христос-знак
iii. «Что есть истина?»
iv. Практическое осуществление образа.

2. Во Христе экономия насилия, присущая тотальности, преодолевается бесконечностью Божьего примирения, в той мере, в какой один порядок жертвоприношения преодолевается другим: приношение в жертву прекрасного заменяется жертвой, предлагающей себя как бесконечная красота.
i. Экономия насилия.
ii. Дар, который превосходит всякий долг
iii. Утешения трагедии, ужасы Пасхи

IV. Эсхатон
Христианская эсхатология утверждает благость сотворенного различия, являет неотделимость божественной истины от красоты и показывает тотальность как нечто ложное и отмеченное достойной осуждения конечностью.
i. Поверхность времени, свет вечности
ii. Последний Адам

Часть 3 Риторика без изъятия. Убеждение, тирания сумерек и язык мира
I. Война убеждений.
II. Насилие герменевтики.
III. Оптика рынка.
IV. Дар мучеников.

Характеристики

Серия Современное богословие
Издательство ББИ
Автор
Язык Русский
Дата издания 2010
Кол-во страниц 673
Формат страниц 140*215
Вес 750 г

Отзывы

Оставьте отзыв об этом товаре первым!

Из книги


Царство приходит в историю, возможно, из будущего, но все-таки оно приходит в историю, вступая в нее в форме контристории, в форме ниспровергающей надежды, которая отказывается от безопасного ограждения тотальности ради неограниченной красоты бесконечного. Эсхатология раскрывает грядущее как горизонт надежды, объемлемый Божьей дистанцией, в той мере, в какой она расстается со всяким чисто спекулятивным идеализмом, со всяким поиском преемственности между историями, которые рассказывает человечество о своих метафизических родословных и о последнем порядке вещей, с тем чтобы переориентировать человечество на такой нарратив, который отдал бы как истоки, так и цели в руки трансцендентного Бога. Эсхатологическое не подтверждает никакого мифа о прерогативах твари, не бросает никакого света на ее тайные генеалогии и забытые уделы; оно для каждой души - новая вещь, событие, которое может восстановить развертывание истории, но не является простым получением назад потерянной идентичности. В свете христианской эсхатологии не могло бы, кажется, быть ничего более чуждого церковной традиции, чем, например, мистицизм экхартовского типа, превращающий спасение попросту в возвращение души к своей изначальной самости (что становится образцом для известного рода идеализма); скорее христианская эсхатология говорит о появлении внутри истории возможности нового, подобного Христу Я, образа пребывающего за пределами «эго» нашего истинного Я, для которого мы созданы и к которому тянемся как к подлинной «сущности», коей мы еще никогда не обладали. Эсхатологический свет (врывающийся в историю в момент Пасхи) разоблачает - и низлагает - миф онтологического насилия, но заодно и миф изначального Я, предшествующего повторению, предоставленного себе в вечном покое первобытной непосредственности. Наше бытие, опять же, есть онтический экстаз, пробуждающийся из ничтожества, приход ниоткуда и потому - суд в каждое мгновение. Царство приходит как приговор нашим притязаниям на власть, нашей самодостаточности и мнимой суверенности. История Христа и Церкви - как присутствие конца здесь и теперь - может смещать, изменять или оставлять без внимания другие истории либо вбирать их в себя посредством актов примирения и пересказа, но она не будет завершением других историй; она есть слово, приходящее к нам из того божественного грядущего, которое не вовлекается в мифологии прошлого и даже в мифологии «предопределенной» конечной цели. Эсхатологическое - и это можно было бы доказать - являет даже библейский нарратив творения (которое есть именно творение, а не мифическое порождение, и потому всегда обращено к благим Божьим целям, а не укоренено этиологически в космическом или божественном процессе) - как уже прорыв сквозь всякую самовозвеличивающую сагу об истоках, сквозь всякий миф первобытной автохтонности, сквозь всякую таксономию, которая «размещает» личности в пределах иерархии тотальности. Царство - это суд, постигающий все вещи в их конкретной отдельности, поэтому оно окончательно низлагает тиранию всеобщего; оно раскрывает все вещи как уникальные моменты внутри славы бесконечного. Вот почему эсхатологическое есть истинная форма справедливости: будучи языком суда, оно оказывается также утверждением «бесконечности» единичного, всякого другого - благости «дурного» бесконечного. Часто именно тогда, когда сопротивляются абсолютному притязанию эсхатологического (с целью предпочесть «реализм» «среднего»), пренебрегают настоящим благом, а требование справедливости со стороны единичного теряется среди нужд благоразумия. Отвернуться от эсхатологического - значит замкнуть настоящее в экономии, значит от радикального события суда уйти к укорененной стабильности установлений, смириться с теми ограничивающими мерами, которые игнорируют зов - и угрозу - бесконечного; забыть, что через воскрешение Распятого эсхатологический приговор уже был вынесен в пределах истории, - значит сопротивляться анархии милосердия.

Рекомендуем посмотреть Сравнить все

Покупатели, которые приобрели Красота бесконечного: эстетика христианской истины. Дэвид Харт купить в Христианский магазин КориснаКнига, также купили

Товар успешно добавлен в Вашу корзину

Количество
Итого

Всего товаров в Вашей коризне: .

Скидка
Итого
Продолжить покупки Оформить заказ