Май 2018 — Христианский магазин КориснаКнига

Сегодня многие считают, что истины Священного Писания не достаточно, чтобы привести человека к покаянию. Некоторые полагают, что мы должны творить чудеса, знамения и воскрешать мертвых, чтобы убедить в ней неверующих. Другие утверждают, что мы должны укрывать Евангелие покрывалом хитрости, делать его приемлемым для разных культур или как-то по-другому приспосабливать его, чтобы угодить жестоким сердцам неверующих.

Оба взгляда отрицают неотъемлемую силу Божьего Слова и Святого Духа, а также роль Его всемогущества в искуплении человека.

Меня удивляет, что люди думают, будто они должны что-то сделать для усиления Слова Божия. Я читал статью об известной христианской певице, которую критиковали за вызывающие манеры в одежде и загорание на пляже в неприличном виде. Желая защитить ее поступок, пастор сказал, что она просто пыталась использовать свой экстраординарный поступок "благочестивым образом", чтобы донести Евангелие своей культуре.

Объяснение этого служителя отражает то, во что сегодня, похоже, верят многие христиане: нужно иметь подход, чтобы проповедовать Евангелие враждебно настроенному миру. Евангелист должен говорить уклончиво, с обаянием, упрощенно и быть осторожным, чтобы никого не оттолкнуть. И если, не дай Бог, кто-нибудь оскорбится или отвергнет возвещение, это означает неспособность нести свидетельство. Разве это библейский взгляд?

Ничуть. Но он открыл дверь некоторым странным стратегиям в благовестии. Церковь порой слепо подражает почти любой причуде этого мира. Тяжелый рок, рисование на стенах, танцы, культуризм, разбивание кирпичей и явные комедии — все это включается в репертуар евангелизации. Предполагается, что без какой-либо хитроумной уловки проповедь Евангелия просто не коснется людей, и не приспособив ее к веяниям времени, нельзя рассчитывать на ее эффективность.

Читать далее →

Клайв Льюис - Просто Христианство - Любовь

В предыдущей главе я сказал, что существуют четыре основные и три теологические добродетели. К теологическим относятся вера, надежда и любовь. О вере я буду говорить в двух последних главах. О любви мы уже беседовали в седьмой главе, но там я сконцентрировал все внимание на той ее стороне, которая выражается в способности прощать. Сейчас я хочу кое-что добавить.

Любовь - не состояние чувств, а скорее состояние воли, которое мы воспринимаем как естественное по отношению к самим себе и которое должны научиться распространять, на других.

В главе "Прощение" я сказал, что любовь к себе не свидетельствует о том, что мы себе нравимся. Она означает, что мы желаем себе добра. Точно так же христианская любовь к ближним не обязывает нас восхищаться ими. Одни люди могут нам нравиться, а другие - нет. Важно понять, что наши симпатии и антипатии не грех и не добродетель, как отношение, скажем, к еде. Это просто факт. А вот как мы претворяем наши склонности или неприязнь в жизнь, может стать либо грехом, либо добродетелью.

Симпатия к определенным людям облегчает нам милосердие. Следовательно, мы должны всемерно поощрять в себе природное свойство любить людей (как поощряем мы нашу склонность к физическим упражнениям или к здоровой, натуральной пище) не потому, что в этом и заключается любовь, а потому, что это помогает нам любить. С другой стороны, нам надо постоянно следить, чтобы наша приязнь к одним людям не сказалась на нашей любви к другим, не толкнула нас на несправедливый поступок. Ведь бывает и так, что наша склонность вступает в конфликт с нашей любовью к тому человеку, к которому мы эту склонность питаем. Например, ослепленная любовью мать может в силу своей естественной нежности избаловать собственного ребенка: свое пылкое чувство к сыну или дочери она удовлетворяет (не сознавая того) за счет его (или ее) благополучия в будущем.

Читать далее →