Каталог

Информация

Хиты продаж

Мы Вконтакте

Новости

  • Драгоценное наследие пуритан

    2 августа 2017

    Читая пуританские труды, я могу с уверенностью утверждать, что в них вы не найдете примитивности и очевидности в мышлении авторов. Мы знаем, что есть книги, которые неинтересно читать,...

  • Библейские рассказы дядюшки Артура

    20 июля 2017

    ВСЕ дальше и дальше распространялась чудесная весть об Иисусе и Его любви, Петр понес ее в одну сторону, Павел - в другую, Фома - в третью. И так же было с остальными учениками. Они шли повсюду,...

  • Цитата дня. Джерри Бриджес Дисциплина благодати.

    7 июля 2017

    Джерри Бриджес пишет: Посвящая себя стремлению к святости, мы должны убедиться в том, что действительно посвящаемся Богу, а не просто — святому образу жизни или некоему набору моральный...

Гайят Глава 2

Гайят любила школу, потому что она научилась там читать и писать. И потому, что она любила и свою учительницу, она всегда сидела и слушала очень внимательно на уроках. Но Гайят не любила учителя, который приходил к ним, чтобы обучать их Корану, мусульманской священной книге. Он задавал им длинные тексты из неё учить на память. На этих уроках Муны не было, потому что она с другими несколькими девочками в это же время посещала христианские классы. И у них был другой учитель, который учил их по Библии.
Однажды, когда Гайят и Муна играли после школы, Муна дала Гайят небольшую книжечку. "Береги её всю жизнь, - сказала Муна. - Её написал мой отец и напечатал их много-много в своей мастерской. Мы даём их только своим друзьям. Если их найдут, мы попадём в большие неприятности."
Гайят посмотрела брошюру. "Я ещё не могу прочитать её", - сказала она.
- Тогда спрячь её хорошенько, пока научишься читать лучше. В ней говорится о том, как найти истинный путь к Богу, на небо, - объяснила Муна.
- Но где я спрячу её так, чтобы никто не нашёл? О, знаю. Может быть, лучшее место спрятать её в мой коврик, на котором я молюсь?
- Смотри сама, но только постарайся, чтобы никто не нашёл её, - ещё раз предупредила Муна.
Несколько дней всё было хорошо. Но однажды, когда она брала свой коврик, брошюра выпала и упала на пол. Но Гайят не заметила этого. И когда она уже заканчивала свою молитву, в комнату вошёл Надер.
- Что это? - спросил он, подняв книжку. У Гайят перехватило дыхание, она попыталась отнять её, но Надер выбежал из комнаты. Гайят побежала за ним, но Надер бежал быстрее. Она заметила, что он бежал к мастерской их отца. "О-о-о, - вопила Гайят. - Что будет?"
Когда в тот вечер отец пришёл домой, Гайят ждала его и со страхом думала, что он накажет её. Но он ни слова не упомянул о брошюре. Позже к ним в дом пришли несколько уважаемых человек, и когда Гайят помогала матери прислуживать гостям, она слышала кое-что из их разговора. Один из них сказал: "Опасно, что он здесь. Он старается сделать мусульман христианами". Другой сказал: "Надо сжечь всё это, тогда нам достанется его дом".
На следующий день во время урока религии Гайят размышляла, о чём это говорили мужчины. Против кого они замышляли худое? И почему отец не бранил её за брошюру, которую дала ей Муна?
И внезапно Гайят подумала: "Те люди составляли план против отца Муны, потому что это он написал и отпечатал ту книжечку. Они собираются сжечь его мастерскую... и дом. Но когда? О, мне надо предупредить семью Муны. Но как? Сейчас Муна на уроке христианского обучения, и я не могу пойти туда..."
Гайят непроизвольно вздрогнула, когда учитель Корана сказал: "Твоя очередь цитировать наизусть, Гайят".
Гайят совершенно не могла вспомнить, что она учила дома. Кроме того, она так углубилась в размышление о том, что замышляли те люди, что даже не знала, о чём спрашивает учитель, и она пробормотала: "Я... я забыла".
Учитель пришёл в ярость. "Девочку надо наказать, - сказал он мисс Амал. - Посадите её в подвал и закройте на замок".
Когда Гайят оказалась в тёмном сыром подвале и услышала, как закрывали дверь на ключ, она вздрогнула, при мысли: "Сколько времени я буду здесь?" "А как же теперь предупредить Муну. А что, если про меня забудут? Что случится со мною...?"
Но что это?
Гайят услышала какой-то шум. Крыса? Или ктото ещё был здесь? Бедная Гайят. Кажется, никто не мог помочь ей. А Господа Иисуса она не приняла в своё сердце, и потому она не знала, как просить Его помочь ей. Возможно, она поверила бы в Него, если бы по-настоящему слышала о Нём и если бы больше внимания уделяла Библии, когда тётя Мария рассказывала Библейские истории. Но на последнем уроке ей не удалось быть, и книжечку, которую дала ей Муна, она не могла прочитать. Кажется, как будто враг души человеческой старается удержать её от того, чтобы она приняла Христа своим Спасителем.
Да, Гайят находится сейчас в подвале. Она слышит, как закрывают дверь на ключ. Она слышит ещё какой-то шорох.
Что же это? Она снова слышит шорох где-то в углу. Что-то скребётся между ящиками. Это, конечно же, большая крыса. Гайят чуть не вскрикнула. Боясь, что, если она закричит, её ещё больше накажут и ей придётся оставаться в подвале ещё дольше, она сдержалась. Потом села на ящик, поджав под себя ноги. Если она будет сидеть совсем тихо, не шевелясь, то, возможно, крыса не увидит её.
Через потолок Гайят могла слышать, как девочки наверху рассказывали отрывки из Корана наизусть. Через некоторое время она услышала, как девочки уходили из школы. Конечно же, сейчас кто-то придёт и выпустит её. Но скоро всё успокоилось наверху и снаружи, и она поняла, что все, должно быть, ушли домой, даже её учительница.
Становилось поздно, начало темнеть. Гайят не видела мыши, но слышала, как та шуршала между ящиками. Гайят начала плакать. Нога её болела. Она боялась в темноте и в одиночестве.
Внезапно открылась дверь. "Гайят, выходи, иди сюда", - тихо сказала мисс Амал. Гайят быстро взбежала по ступенькам. Она увидела свою мать, стоящую на лестнице вместе с учительницей.
- Я посмотрю за тем, чтобы Гайят была более внимательная на уроках и чтобы она учила уроки из Корана, - сказала её мать.
По дороге домой Гайят спросила мать: "Как ты узнала, что я была в подвале?"
- К нам после школы сразу же пришла Муна и сказала, что тебя не было с нею, когда она шла домой после уроков, и она спросила других девочек, и они сказали, что тебя наказали, - объяснила Ам-Надер.
- Я так рада, что Муна - моя подруга, - сказала Гайят. - Она по-настоящему любит меня.
Вдруг Гайят вспомнила о заговоре сжечь дом Муны и мастерскую её отца.
- Можно, я ненадолго схожу домой к Муне и поиграю с ней? - попросила она.
- Нет, - ответила её мама, - ты должна оставаться дома и учить уроки.
- А если я хорошо выучу их, можно пойти домой к Муне? - настаивала Гайят.
- Я сказала нет, и всё, - твёрдо заявила Ам-Надер. Гайят спокойно шла рядом с матерью. Но в душе она очень беспокоилась.
- Как же предупредить Муну. Может, я скажу ей завтра в школе. Но уже может быть слишком поздно. Что, если они сожгут сегодня ночью? Что делать?
Весь вечер Гайят старалась думать об уроке из Корана, который ей надо было выучить. Но даже после ужина она не запомнила его. Надер играл в той же комнате, и Гайят знала, что её мама опять велела ему следить за нею.
Внезапно они услышали большой шум снаружи. Подбежав к двери, они услышали громкий крик:
- Пожар!
- Где?
- Горит мастерская!
Все бежали в том направлении, и никто не обращал внимания на Гайят, которая тоже бежала по улице, чтобы увидеть, что там делается.
Но Гайят бежала другой дорогой к дому Муны. Муна только что выходила из дома.
- Муна! - задыхаясь воскликнула Гайят. - Надо предупредить твою семью. Ваш дом тоже хотят сжечь! Они сердятся, из-за тех брошюр, которые печатал твой папа.
- Папа и брат в мастерской сейчас, а мама дома с ребёнком, - объяснила Муна.
- Скажи твоей маме, - приказала Гайят. - А я найду твоего папу и брата и предупрежу их.
И Гайят изо всех сил помчалась к мастерской. Здание уже всё пылало в огне. При свете пламени она увидела в толпе своего отца и его друзей и Надера. Она оглядывала толпу, ища отца Муны. Вот он, стоит в толпе и разговаривает с сыном. Муна подбежала к нему.
- Скорее, - шепнула она, - они хотят сжечь наш дом тоже.
Отец Муны взглянул на неё и, увидев испуганное выражение лица, повернулся к сыну и, взяв за плечо, шепнул:
- Пойдём.
Спокойно, но быстро отец и её брат протолкались сквозь толпу и поспешно пошли к своему дому. Едва они скрылись из вида, как Гайят услышала, как её отец закричал:
- Где этот язычник, который хочет обратить мусульман в христиан?
- Пойдём, - закричал другой человек, - к его дому и подожжём его!
- Кто хочет помочь нам? - закричал третий.
- Мы все! - закричали многие из толпы.
- Он не поклоняется Аллаху. Надо его наказать!
- Пойдёмте! - распорядился Абу-Надер. Толкаясь и крича, вся толпа последовала за ним к дому отца Муны. Гайят тоже пошла... Но она шла в конце толпы, чтобы её не увидел отец.
- Выходи, ты, язычник! - закричал Абу-Надер. Толпа ждала. Никто не появлялся. Абу-Надер подошёл к самой двери. Она была не заперта, и он вошёл. Через минуту он разъярённый вышел и закричал:
- Они скрылись. Должно быть, кто-то предупредил их.
- Может пожар в мастерской был достаточным предупреждением - заметил кто-то.
- Давайте расходиться по домам, - предложил ещё кто-то. - Если они в городе, то завтра мы найдём их.
Гайят изо всех сил побежала домой, чтобы отец не увидел её. Быстро она разделась и легла в постель. Когда она лежала в постели, она начала плакать в темноте. "О, как мне будет недоставать Муны. Она была моей лучшей подругой, а теперь может, я никогда не увижу её больше, - всхлипывала она. - А хуже всего то, что всё это из-за того, что я выронила ту брошюру. Если я когда-либо увижу Муну, простит ли она меня?"
Как грустно было на сердце у Гайят, Наконец, она в слезах уснула.
На следующий день люди были уверены, что семья Муны не вернётся в дом, хотя никто не знал, где они.
Прошло некоторое время, и большинство забыли о них. Дядя Муны перестроил мастерскую.
До конца учебного года Гайят усиленно занималась в школе. Она подружилась с другими девочками, но всё же скучала о Муне.
Прошёл год. Прошёл другой. Гайят была уже в третьем классе. Надер начал также ходить в школу.
Теперь Гайят было десять лет, и она умела писать и читать. Она многое знала на память из Корана. Но часто думала о тех вещах, какие слышала в классе тёти Марии.
Был ли Иисус Сыном Божьим, как написано в Библии, или Он был просто пророком? Действительно ли Он оставил Небо и пришёл на землю, чтобы умереть за грехи людей? Библия также говорила, что Божий Сын, Господь Иисус, был безгрешный. "Конечно, - думала Гайят, - если Он Сын Божий, Он никогда не может поступать неправильно. Но я делаю так часто то, что неправильно. Я не слушаюсь своего отца. Я говорила неправду, и иногда я просто-таки ненавижу Надера". Гайят вздохнула. Как бы ей хотелось, чтобы здесь была Муна и объяснила ей, как это Иисус мог взять наказание за её грехи.
Однажды, когда Гайят пришла домой, она увидела, что её мама плачет.
Ам-Надер плакала так сильно, что не могла говорить некоторое время. Наконец, она сказала: "Твой отец приводит в дом другую жену!"
- О, мама! - закричала Гайят, - я не хочу, чтобы другая жена жила с нами. Я тебя так люблю и хочу, чтобы в доме было так, как всегда.
Ам-Надер вытерла глаза.
- Ну, Гайят, - сказала она, -твой отец зарабатывает много денег в своей лавке и он может содержать другую жену. Ты знаешь, что наш закон позволяет мужчине иметь четыре жены.
И как только Абу-Надер привёл другую жену, в доме всё изменилось. Она была моложе и красивее, чем Ам-Надер, и начала управлять домом. Она заставляла Ам-Надер выполнять всю чёрную работу по дому и готовить пищу, а Гайят она сказала: "С этого времени я буду носить завтрак твоему отцу в лавку."
До этого времени это всегда делала Гайят. О, она знала, что ни за что не полюбит эту новую жену своего отца!
И даже, когда Абу-Надер бывал дома, он проводил большинство времени со своей новой женой или с Надером. Гайят и её мать чувствовали себя покинутыми. Но казалось, что это сблизило их и побудило любить друг друга сильнее, и они проводили вместе много времени.
Однажды, когда Абу-Надер вернулся домой с лавки, он сообщил семье, что дядя Муны умер... "Ты знаешь, кто заменит его в мастерской?" - спросила Ам-Надер. "Говорят, что возвращается отец Муны",ответил Абу-Надер.
Гайят чуть не закричала от радости. Муна возвращается! О, с каким нетерпением она будет ждать её возвращения!
Следующие несколько дней тянулись очень долго. И вот однажды в школу пришла Муна. И девочки опять были вместе всегда, как только было возможно. И опять они были самыми лучшими подругами.
Однажды Муна сказала:
- Теперь, когда ты можешь хорошо читать, я хочу дать тебе другую брошюру, которую написал мой отец. У тебя ещё есть та первая, которую я когда-то дала тебе?
Гайят с трудом перевела дыхание.
- Муна, - сказала она медленно. - Я не могу обманывать тебя... у меня нет той брошюры. И то, что вы попали в такую беду, - это всё моя вина.
Муна непонимающе смотрела на неё. И Гайят объяснила, что произошло.
- Прости меня, пожалуйста. Я так виновата. Ты простишь меня? - просила она. Муна улыбнулась ей:
- Да, Гайят, конечно, я прощаю тебя. Сначала это казалось очень плохо, но в конце концов всё оказалось к лучшему, что мы уехали из города. В новом городе отец получил работу в христианской мастерской. И мой отец написал много много христианских брошюр. Много людей приняли Господа своим Спасителем, читая эти брошюры. Но всё же мы должны быть осторожны и смотреть, кому можно давать их читать.
- Я буду более осторожной с этой брошюрой, пообещала Гайят. - И я прочту её прямо сейчас. Гайят медленно шла по дороге, читая на ходу брошюру. Она так углубилась и заинтересовалась её содержанием, что не заметила шедшего навстречу Надера.
- Что ты читаешь? - спросил он.
Гайят даже подпрыгнула от неожиданности и попыталась быстро спрятать брошюру за спину в портфель.
Надер схватил портфель и начал рыться в нём. Гайят хотела выхватить у него портфель, но не могла, Надер был сильнее. Надер нашёл брошюру:
- Ага! - воскликнул он. - Так ты читаешь опять языческую книгу! Вот подожди, придёт отец.
- Пожалуйста, отдай её мне, - просила Гайят.
Она вся дрожала от страха. Опять она попалась. Она будет причиной неприятностей для семьи Муны. Но Надер отказался вернуть брошюру. Весь вечер Гайят была неспокойна и ощущала боль в животе, тошноту в ожидании возвращения отца. И вот он ворвался в дом с брошюрой в руке. Гайят вся скрючилась, когда отец протянул руку и схватил её. И в тот момент, когда он готовился ударить её, пол закачался и Гайят увидела, как наклонилась мебель и посыпалась на пол посуда. Дом содрогался. Гайят была в ужасе.