Нравственное богословие И.В. Чекалов

26 мая 2015

Петр

Введение


Нравственные истины, бесспорно, стоят ближе к жизни, чем догматические, которые носят более отвлеченный характер. Ведь вопросы о том, что делать и как жить, в чем высший смысл и цель жизни человека волнуют и занимают, наверное, всех людей без исключения. При этом необходимо отметить, что на Западе существуют десятки различных христианских этических систем, но среди них нет и двух, схожих между собою. Этим объясняется и тот факт, что до сих пор на Западе нет единого евангельского критерия этических ценностей. Однако, объективно оценивая большой вклад ученых-теологов Запада в общую сокровищницу передовой христианской мысли, мы не могли не учесть их поиски и богатейший опыт при составлении данного цикла лекций.


Ниже мы хотим более подробно изложить суть этической концепции христианского универсального гуманизма, следуя во всем учению Евангелия.


Нередко задается вопрос: что значит быть христианином? На этот вопрос существует много различных ответов, но смысл и суть всех их сводится к одному: быть христианином - значит следовать за Христом. Апостол Павел, например, призывает верующих так следовать за ним, как он следует за Христом. Внешнее подражание Христу без обновления внутреннего человека Духом Святым будет малополезным. Святой Дух - Дух Христов - это активная, постоянно действующая в нас сила Божия. Коринфская церковь оказалась в большой опасности, когда некоторые верующие стали утверждать, что говорение на незнакомом языке является важнее других даров Святого Духа. В связи с этим апостол Павел объясняет Коринфской церкви, что самая важная работа Святого Духа заключается в оформлении нового человека, "созданного по Богу, в праведности и святости истины" (Еф. 4,24). Далее апостол наставляет коринфян, что любовь есть наибольший дар Святого Духа. Известный теолог писал, что плод Святого Духа - это не что иное, как добродетели Самого Сына Божия. Проявление плода Святого Духа, о чем апостол Павел пишет в своем Послании к Галатам 5:22-23, многие теологи подразделяют на три части.


Первая часть характеризует отношение к Богу - любовь, радость, мир; вторая - отношение к ближнему - долготерпение, благость, милосердие; третья - отношение к самому себе - вера, кротость, воздержание.


Божественная любовь заключает в себе все остальные добродетели, она украшает каждый наш поступок и придает ему подлинную духовную ценность, ибо подлинный критерий нравственных поступков определен их мотивами, а не результатом. Всё, что мы называем благом в высшем смысле этого слова, вытекает из любви. Если мы говорим о новом христианском гуманизме, подлинном гуманизме сердца, то его основанием являются две заповеди Господа: "Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим". Сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: "возлюби ближнего твоего, как самого себя" (Мф. 22,37-39). Соблюдение этих заповедей способствует росту нового универсального гуманизма, содействуя мировой солидарности и возрождению человеческого духа. То, что люди испытывают так мало светлой радости и счастья в этом мире, объясняется главным образом тем, что большинство из них стремятся или к соблюдению только одной из двух заповедей Господних или совершенно их игнорируют. Если бы людям когда-нибудь удалось установить на земле подлинный мир и создать подлинно счастливую жизнь, то это стало бы возможным только в случае исполнения обеих заповедей Господних. Только Христос и Его вечное Евангелие закладывает в душу человека основы подлинного человеколюбия и милосердия. Всё, что предпринимается якобы во имя Бога без заботы о ближнем, или во имя только человека без веры в Бога, не может принести истинного духовного блага и счастья. Христианин поддерживает, образно говоря, двойную связь: по вертикали - с Богом, по горизонтали - с ближним, ибо он твердо верит в справедливое воздаяние и в высшей смысл человеческой жизни.


Новая этика праведности во Христе Иисусе требует от нас прежде всего углубленного проявления божественной любви - "агапе" (Мф. 5, 43-48). Закон Моисеев призывал израильтян к ограниченной любви: "люби ближнего твоего, как самого себя" (Лев. 19.18). Христос же говорит: "Любите врагов ваших" (Мф. 5,44). Для обозначения понятия любви в Новом Завете, в основном, служат два слова: "филиа" - сердечная естественная любовь, которую мы питаем к друзьям и близким нам людям, и "агапе" божественная любовь, понимаемая как всепобеждающая добрая воля, как непреклонная решимость всегда и везде искать высшего блага для своего ближнего и дальнего, независимо от того, как они относятся к нам - любят ли нас или ненавидят. Мерилом и источником этой божественной любви является Сам Господь Иисус: "Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга" (Ин. 13,34). В Новой Заповеди любовь - "агапе" приобретает не только новое качество, но и новый пример для подражания: "Как Я возлюбил вас". Мы любим уже не потому, что мы должны согласно ветхозаветной заповеди, а потому, что мы уже не можем не любить, "потому что Он прежде возлюбил нас" (1 Ин. 4,19). Примечательно то, что в упомянутых двух текстах (Мф. 5:43-48 и 22:37-39) Христос ждет от нас не человеческой, а божественной любви, не "филиа", а "агапе". (В обоих случаях в греческом оригинале употреблено слово "агапе").


По общему смыслу "агапе" не имеет прямого отношения к эмоциям и естественным привязанностям человека. Нам трудно, конечно, сохранить симпатии к человеку злому, беспричинно враждебному к нам, но мы можем и должны относиться к нему по справедливости и не воздавать ему злом за зло. По Новой Заповеди мы должны любить наших ближних так, как Христос возлюбил нас. Так, например, апостол Павел пишет филиппийцам: "Я люблю всех вас любовью Иисуса Христа" (Фил. 1,9). Современные богословы, исследователи на Западе разделились на два больших лагеря. Они утверждают, что самоотверженная божественная любовь Иисуса Христа к нам и Его Новая Заповедь не оставляют в нашем сердце ни малейшего места для беспокойной заботы о себе. То есть мы должны во всем поступать по Новой Заповеди: любить наших ближних так, как Христос возлюбил нас. Другие же утверждают, что любовь к себе якобы не противоречит евангельскому учению. На что первые возражают, что это поверхностный и неверный взгляд на заповедь Господню. Среди сторонников первого направления - Мартин Лютер, А. Швейцер и многие другие. Так, современный теолог Джозеф Флетчер видит основной порок теологической этики в её легалистическом (законническом) характере, в ее догматизме, в потере связи со сложными явлениями духовной жизни. "Легалист" (законник) интересуется прежде всего тем, о чем говорит закон, "ситуационист" интересуется в первую очередь человеком, которому следует оказать помощь. В качестве абсолютной нормы у Дж. Флетчера выступает любовь - "агапе" как высший критерий всех поступков, оценок и суждений. Ведь пафос его этической концепции направлен против легалистической (законнической) этики. Только следуя любви - "агапе", люди могут быть похожими на Бога. "Любовь - это справедливость, справедливость - это любовь", - часто повторяет Флетчер. Вся этическая система у Джозефа Флетчера направлена на воспитание у христианина приоритета любви над всеми другими духовными ценностями. Не вызванная страхом ("боящийся не совершен в любви"), а свободная любовь к Богу и ближнему должна формировать жизнь христианина.


Христианство вступает в новую эпоху, когда нельзя уже формально исполнять свой христианский долг. Наступает время преображенного христианства, когда самым убедительным аргументам как против христианства, так и в пользу христианства являются сами христиане - их живая вера и весь уклад их жизни. Из того, что люди на словах исповедуют Христа еще не следует, что они действительно являются христианами (Титу 1,16).


Христианская этика - это этика человека, возрожденного к новой жизни. Приобщение нового человека к Божескому естеству и исполнение его Святым Духом - это центральное событие всей жизни христианина, новая психологическая установка. Так, в Первом Послании к Коринфянам 2,10 - 3,3 апостол Павел дает портреты духовного, душевного и плотского человека (подробнее см. в 6-й лекции).


Духовный человек /pneimatikos/ - это возрожденный человек, исполненный Святого Духа, стремящийся к постоянному освящению. Для него уже исчезает грань между жизнью для себя и жизнью для ближнего. Он творит добрые дела ради добрых дел, а не ради награды. Его жизнью и поступками движет исключительно любовь к Богу. "Господь есть дух, а где Дух Господень, там свобода. Мы же все, открытым лицом, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа" (2 Кор. 3,17-18).


Душевный человек - это человек, ограничивающийся признанием только человеческих ценностей (1 Кор. 2,14). Плотской человек /sarkikoi/ - человек, всецело и полностью поглощенный земными, плотскими мыслями и желаниями. "Станем есть и пить, ибо завтра умрем" (1 Кор. 15,32).


У человека, возрожденного свыше, создается также определенный тип мышления, в основе которого лежат два тезиса: приоритет Бога над миром и духа над плотью.


В наше время широкую известность получила также теология немецкого богослова Д.Бонхоффера, который был казнен в Германии за свои убеждения перед концом Второй мировой войны. Он стал широко известен только после своей смерти, когда изданы его книги - "Этика", "Покорность и сопротивление", "Письма и тетради из тюрмы". Широко известна его знаменитая фраза: "Перед Богом и с Богом мы живем без Бога". Не хотел ли он этой фразой сказать, что из-за номинальных христиан не видно подлинного христианства? В другом месте он говорит: "Наше отношение к Богу есть новая жизнь в существовании для других через участие в жизни Иисуса". "Христианин должен делать справедливое для людей, бороться за благополучие ближних, даже если ради этого пришлось бы пострадать и быть отверженным за все, что совершается в мире". "Христос призывает, - говорит он, - не к новой религии, а к новой жизни".


Современное состояние христианской этики побуждает нас проникать в глубочайший смысл евангельских истин - основы христианской этики.


Современники Гете высоко ценили его способность быть "вечным учеником". Он часто повторял крылатую фразу - "надо уметь постоянно оставаться учеником". И нашей задачей как христиан является не только усвоение принципов христианской этики, но освоение их в нашей практической повседневной жизни. Другими словами, надо переориентировать наше христианское сознание, наши психологические установки на непреходящие цели Евангелия и, прежде всего, на возвещаемую им божественную любовь - "агапе". Наиболее наглядные проявления на практике этой любви - "агапе" в наше время мы видели в лице Альберта Швейцера, выдающегося ученого врача и теолога, который много лет провел в девственных лесах Конго, оказывая окружающим туземцам всестороннюю медицинскую помощь в сооруженном им на свои средства госпитале. Любовь Христова - это утренняя звезда, зовущая нас не только к небесным высотам, то также к больным и немощным, к униженным и оскорбленным, просто ко всем нуждающимся. Поистине нет такой сферы земной жизни, куда не могла бы проникнуть божественная любовь - "агапе" (Мф. 25,40).


"Достигайте любви..."




    Чтобы добавить комментарий, зарегистрируйтесь или войдите