Помазание. Каргель Иван

4

"Вы имеете помазание от Святого и знаете все... Впрочем, помазание, которое вы получили от Него, в вас пребывает, и вы не имеете нужды, чтобы кто учил вас; но как самое сие помазание учит вас всему, и оно истинно и неложно, то, чему оно научило вас, в том пребывайте". (1Иоан. 2:20-27).

Когда ап. Иоанн писал эти слова верующим своего времени, они находились в пылу происходившей вокруг них борьбы. Враг, наступавший на Господа Иисуса тотчас после Его помазания Духом Святым со словами: "Если Ты Сын Божий!" - чрез посредство ряда лжеучителей наступал теперь на последователей Христовых. Лжеучители употребляли то же оружие - отрицания божественности Христа (ст. 22-23). Сердце и душа услаждаются, когда смотришь, как был спокоен и уверен этот всегда столь отзывчивый пастырь стада Христова при виде этих так сильно искушаемых душ. Он отнюдь не садится и не пишет им длинного сочинения в защиту догмата о божестве Иисуса Христа, а только из появления этих совратителей выводит заключение, что приближается последний час. Словом, он как бы хочет сказать, что все это должно случиться именно так, "как вы слышали" (ст. 18). Он как бы говорит: за вас самих я нисколько не боюсь, вы ведь в самих себе носите самое чудное доказательство Божие относительно всего, касающегося вашей веры, и не нуждаетесь, чтобы кто учил вас: вы имеете помазание от Святого и знаете все. Пребывайте в том! Вот все, что я имею сказать вам. - Какое это чудное положение! Тысячи позавидовали бы тем детям Божиим, если бы могли надлежащим образом заглянуть в их положение, и тысячи завидуют им в наше время. Они чувствуют, что нуждаются в свете, не зависящем от людей, в постоянно надежном руководительстве и в силе, преодолевающей все искушения, как имели те, - словом, в помазании. И благодарение Господу, этот свет и право, этот святой урим и тумим можно иметь, и не только для таких мучительных нападений врага, но для всех обстоятельств повседневной жизни. Однако, тут мы часто слышим целый ряд вопросов, в содержание которых стоит вникнуть. Мы постараемся ответить только на три из них. Вот прежде всего вопрос:

I. Что такое, собственно, помазание?

Ответ на него, конечно, не требует какой-либо особенной мудрости; каждое чадо Божие сказало бы нам, что под помазанием подразумевается не другой Кто, как Дух Святой. Потому что все, что говорит здесь Иоанн о помазании, было сказано нам о Духе Святом Самим Господом Иисусом еще прежде Его излияния. Нам приводятся четыре определения помазания, вполне подходящие к Духу Святому, применимые, притом, только к Нему Одному. Если помазание, как здесь сказано, нисходит от Святого, то это верно по отношению к Духу Святому, как сказал Иисус: "Которого пошлет Отец во имя Мое". Значит, и Дух Святой и помазание - от Отца. Если, далее, о помазании говориться, что оно учит детей Божиих, то Иисус сообщает нам, что Дух Святой научит нас всему. Господу оставалось еще многое сказать ученикам до Своей разлуки с ними, но Он не мог сделать этого, потому что они не были способны вместить; однако Он спокойно унес с Собой неоткрытые тайны, зная, что Дух Святой приготовит их к истинному пониманию и возвестит им все. Далее Иоанн говорит, что помазание истинно и неложно, и что на него можно вполне положиться. То же самое сказал Иисус о Духе Святом: "Он наставит вас на всякую истину". И наконец, Иоанн сообщает, что помазание пребывает в нас; почти буквально теми же словами свидетельствует и Господь ученикам о Духе Святом: "пребудет с вами во век". Итак, мы видим, что положительно все, сказанное о помазании, верно и относительно Духа Святого. Но кроме того, уже слово "помазание" указывает на Духа Святого, прообразно представленного в Ветхом Завете в виде елея или мира для священного помазания. Им, как известно, помазывались пророки, священники и цари, скинии, храм и т.д. - все прообразы Христа, Помазанника, или Мессии Божия. О Нем Самом говорит пророчество, указывая на сходящего на Него Духа Святого: "Ты возлюбил правду и возненавидел беззаконие; посему помазал Тебя, Боже, Бог Твой елеем радости более соучастников Твоих" (Пс. 44:8). Следовательно, Он и соучастники Его суть помазанники, с той только разницей, что Он помазан всею полнотою. Он имеет семь Духов Божиих. Итак, не может быть никакого сомнения в том, что Иоанн, говоря о помазании, разумеет Духа Святого.

Но в отношении к нам помазание есть состояние. Именно это упускают из виду дети Божий, думая о помазании. Притом, оно есть также состояние, в котором мы проникаемся Духом Святым. Почему Иоанн не написал верующим того времени просто: вы имеете Духа Святого и знаете все, но: вы имеете помазание? Была ли только игра слов, когда он употребил последнее выражение? Правда, по отношению к Духу Святому, то и другое означает Его Самого, но по отношению к нам может существовать большая разница. Возьмем один из ветхозаветних прообразов, чтобы несколько объяснить себе эту разницу. Обратим внимание на помазание Аарона в первосвященники. Представим себе, как в тот достопамятный день Моисей ведет Аарона и сыновей его к скинии собрания (Лев. 8:1), как он несет с собою все первосвященнические и священнические одежды, рог с елеем, жертвы, корзину с опресноками, множество сосудов, которые, без сомнения, было слишком тяжело нести одному человеку. Предположим, что он дал кое-что Аарону, между прочим и рог с елеем помазания. Мы имели бы тогда основание сказать: Аарон прообразно имеет Духа Святого; но он никоим образом не имел помазания. Он имел его только после того, как этот рог был вылит на него, и елей с головы стекал на бороду, на края одежды его (Пс. 132:2), когда он, так сказать, был настолько пропитан им, что елей покрывал его. Эта же мысль заключается в часто употребляемом выражении, когда о Духе Святом говорится, что Он должен быть излит или излился. Он действовал некогда в учениках, Он возродил их, так что они знали Его; но овладел Он ими и всеми силами души их, они подошли под Его господство только тогда, когда Он излился на них. Это - святое, божественное посвящение, овладевающее тогда нашим существом, так что оно принадлежит Ему. Становясь причастниками помазания, мы до такой степени убеждаемся в Его управлении нами и Его присутствии в нас, что больше не можем быть убеждены в своем собственном существовании. Тогда сознаешь себя погруженным в Него и наполненным Им, так что постоянно готов восклицать, как некогда Иаков в Вефиле: "как страшно сие место! Это не иное что, как дом Божий, это врата небесные"!

И все это далеко от мечтательной восторженности или увлечения, сопряженных с неистовым ликованьем или чрезмерными чувствами: это скорее тихое, мирное и трезвое сознание Его святого, но владычествующего над всем присутствия. Как мягкий елей распространялся с головы на всего Аарона, так помазание нежно пропитывает все наше существо до последних волокон сердца и господствует над ним посредством дающих счастье побуждений или воспрещений, в которых не чувствуешь ничего рабского, но которым предаешься с бесконечным наслаждением и которых ни за что не хотел бы лишиться. Это благословеннейшая стихия, из которой никогда не пожелаешь выйти, лишь только вступишь в нее. Вот, это и есть в нескольких словах помазание. Знаешь ли ты его, твоя ли это сфера?

II. Но что производит и как действует помазание?

Если мы находимся под помазанием Духа Святого и пребываем в нем, то чрез него мы имеем:

Прежде всего, надежное руководительство относительно воли Божией. Чрез него Дух Святой учит нас, чего не хочет Бог. Как елей резко ограничивается от приближающейся к нему воды, как от чуждого ему вещества, не смешиваясь с ней и не растворяясь в ней, а отталкивая ее, так действует помазание, божественное, святое посвящение, по отношению к вещам, неугодным Господу, даже тогда, когда они нравятся нашей природе. Приблизятся ли они к нам в виде искушений, поводов ко злу или в виде таких предметов, которые сами по себе не худы, а только должны быть исполнены не нами или не в настоящее время, - помазание остановит нас перед ними, чтобы отдалить нас от них или их от нас. Оно даст нам испытать удивительное блаженство, если мы тоже остановимся и согласимся с ним; если же мы все-таки будем тяготеть или захотим прикасаться к тем предметам, оно тотчас заставит нас сознать, что мы собираемся выйти из нашей святой сферы и хотим нарушить посвящение. Иногда мы, пожалуй, даже не можем сказать, почему нам нельзя сделать того или другого, потому что помазание само не указывает нам причин; мы, может быть, не можем указать, и на Слово Божие, а все-таки, именно чрез это помазание, совершенно определенно знаем, что, повинуясь ему, мы в согласии с Самим Богом. Помазание, конечно, не принуждает нас оставить то или другое, что не должно быть сделано, но оно тихо и нежно показывает верную границу и указывает на истинную силу во Христе сказать "нет" тогда, когда даже наша собственная природа хотела бы сказать "да". Оно производит то, что бесплодные дела являются для нас отвратительными, в роде как отталкивает нас от себя предлагаемое нам нездоровое блюдо. Мы видим, что помазание очень нежно, и хочет, чтобы и с ним обращались нежно, а поэтому пребыть в нем возможно только при полнейшей и безусловной отдаче Духу Святому. Дети же Божии, позволяющие помазанию руководить собою, сделаются живой Библией, и жизнь их - объяснением и украшением истины.

С другой стороны, через помазание мы будем знатъ, чего, как и когда хочет Бог. Все в нас скажет "да", согласится с тем, что Господь намечает нам сделать, если даже окружающие нас обстоятельства и наша собственная природа хотели бы противоположного, конечно, в том только случае, если мы пребываем в нем. Потому что помазание есть, как кто-то раз так верно выразился," - истинный вкус духовных предметов". Как при помощи языка мы ощущаем вкус пищи, так посредством помазания мы как бы ощущаем, что думает Бог в данном случае, как поступил бы в нем Христос и насколько Он будет благоволить к исполнению данного поручения. Через помазание мы можем в точности познать ум Господень, да оно, собственно, и есть ум Христов (1Кор. 2:16; Фил.2:5), потому что только им руководился Он Сам некогда на земле во всех Своих словах и делах. Иоанн не напрасно говорит: "Как самое сие помазание учит вас всему, и оно истинно и неложно". И еще: "вы имеете помазание... и знаете все". Это весьма определенные выражения, обозначающие очень высокие милости, и слава и поклонение Богу, что они действительно разумеют то, о чем говорят. Я хотел бы только особенно предостеречь от заблуждения, будто слова знаете все обнимают уже все познание; они означают не более и не менее, как неложное, надежное руководство Духа Святого в каждом отдельном случае. Вот пример: ап. Петр после Пятидесятницы был исполнен Духа Святого и, без сомнения, непрестанно находился под помазанием, но по своему познанию он, наверно, воспротивился бы по приглашению Корнилия идти к последнему и проповедывать Евангелие о Христе; только новым и особенным откровением был он приготовлен к этому, в чем сам открыто и признался Корнилию, говоря: "мне Бог открыл, чтоб я не почитал ни одного человека скверным или нечистым. Посему я, будучи позван, и пришел беспрекословно" (Деян. 10:28-29). Подошел случай, где он еще не "все знал", но он именно стремился в каждом случае знать волю Божию, и ему не приходилось спрашивать совета у людей: совет Божий являлся несомненно и положительно. О, если бы мы только постоянно жаждали его!

Далее. Если мы находимся под помазанием, мы вступаем поистине в благоугодное Богу отношение к Богу и к людям.

Во-первых, к Богу. Помазание во всем приводит нас вместе с нашими мыслями и желаниями, стремлениями, суждениями, разговорами и действиями в присутствие Божие, оно ставит нас, так сказать, лицом к лицу, с глазу на глаз с Ним и удерживает там без всякого, однако, принуждения со стороны Божией или какого-либо страха с нашей. Оно создает в нашем сердце невыразимое детское доверие и упование к нашему Отцу, в силу которых при всем деле и всей работе мирно покоишься в Его присутствии. И следствием этого является, почти, хочется сказать, прозрачная искренность, при которой не желаешь стерпеть или

скрыть ни одной пылинки, и потому видишь даже ничтожнейшую нечистоту и гнушаешься ею, даже когда она находится в мыслях. В духе нет лукавства; поэтому не страшно пребывать пред очами Божиими обнаженным и раскрытым, но притом невыразимо блаженным.

Полная зависимость, в какой еще никогда не находился до тех пор, есть дальнейшее действие помазания, и она потому так совершенна, что устранено всякое себялюбие, сердце отдано Ему и занято Им. Эта зависимость выражается в непрестанной молитве, без того, однако, чтобы всегда преклонялись колена или уста произносили слова. Невозможно ничего сделать или предпринять, не поговорив с Отцом. И все, просимое у Него, есть всецело истинное, действительное желание сердца, никогда не пустые слова; да иначе и не может быть, потому что Сам Дух Святой ходатайствует и воздыхает в нас (Рим. 8:26). Так бывает, когда говорим о Господе. Слова могут быть не всегда тем, что называется воодушевлением, но они приятны Богу, они - сила и истина. То же и с песнями, которые мы поем. Все сердце и весь ум вложены в них Словом, Дух Святой проницает все.

Но и относительно людей мы вступаем в благоугодные Богу отношения. Тысячу раз возникал вопрос, как богоугодно относиться к тому или другому человеку. И люди дают свои советы со словом Божиим в руках и без него. Если же мы находимся под помазанием, этот вопрос излишен. Каждому чаду Божию оно непременно укажет подобающие ему отношения во всяком обстоятельстве. Ведь оно поднимает нас над уровнем нашей собственной, плотской, природной жизни в сферу жизни божественной, где мы научаемся быть кроткими и отзывчивыми, как Господь, обращаться с людьми и любить, как Он. Мы будем освобождены от жалкого страха человеческого, человекоугодничества и нечестивого лицеприятия, которые всегда заставляют чадо Божие отступать от святого положения во Христе ради мира и незаметно низводят его на мирской уровень; на их месте не появятся человеческое мужество или простая смелость, отнюдь не приносящие с собою благоугодного Богу отношения, но появится взгляд на человека, каким Бог смотрит на него, т.е. взгляд искренней, освященной любви. Оно наполнит сердце, так что в каждом, с кем мы ни встретимся, мы будем видеть предмет любви Божией и потому будем искать ему духовного, душевного и телесного добра. Его ошибки не будут отталкивать нас, а преимущества не сделают пристрастными, потому что, водимые помазанием, мы будем в состоянии делать ясное различие между ними и им. С каждым нашим ближним, обращенным или необращенным, даже с врагом нашим, мы будем обходиться во всех отношениях кротко, нежно и любезно от сердца, как Дух Святой, этот мягкий елей, поступает с нами. Кротость наша будет известна всем человекам. - Теперь еще один вопрос:

III. Как можно получить помазание?

Одно, прежде всего, ясно из Писания, что необращенный человек получить его не может. Мы уже слышали, как выразился Господь об обетованном Им Святом Духе и мире; "Мир", -сказал Он, - "не может принять (Его), потому что не видит Его и не знает Его" (Иоан. 14: 17). Он отнюдь не сказал: мир не имеет права или не должен принять Его, но сказал, что он не может; невозможность заключается в его прямой неспособности к этому. Дух Святой многое совершит над миром, это засвидетельствовал Господь; но принять Его мир не может. "Он ...обличит мир о грехе, и о правде, и о суде" (Иоан. 16:8-11), Он будет действовать и трудиться над ним, Он прославит пред ним Христа и дело Его, и когда мир, наконец, ухватится за Него, то уже перестанет быть миром. Тогда о нем можно будет сказать, как о Петре: "не плоть и кровь открыли тебе это, по Отец Мой, сущий на небесах"; но тогда он будет уж иметь незнание о Духе Святом, которое здесь именно и предлагается, так как для того, чтобы принять Его, нужно видеть и знать Его. В первые дни Церкви Христовой, как мы уже видели на 3000 обращенных в день Пятидесятницы, видение и познание Его почти всегда совпадало с принятием Его, или помазанием, в силу чего и следовала жизнь под помазанием, заставлявшая мир поражаться и привлекавшая его ко Христу. Ныне это тоже случается с отдельными верующими, однако большая часть их достигает только первой ступени: Дух Святой имел возможность показать им грехи их, привести их ко Христу, мог запечатлеть их прощение, оправдание в Нем и мир с Богом, так что они видят и знают Его. Видеть же и знать Его - одно; сознательно отдаться Ему, дать Ему овладеть собою, посвятить себя Ему и быть послушным этому святому завету - другое дело. Дал бы Бог, чтобы каждое из детей Его носило имя христианина, т.е. помазанника, с истинным правом, находясь и живя под помазанием! Но каждое дитя Божие уже находится в нужном условии для того, чтобы вступить в него и стоять в нем, как находились ученики, когда Иисус сказал о них: "а вы знаете Его" (Иоан. 14:17).

Но если ты хочешь, чтобы Он помазал тебя, и если ты посвятил себя Ему, начни прежде всего с того, чтобы оказывать Ему все внимание. Для Него может показаться почти оскорблением, когда другие побуждают нас ко вниманию относительно Духа Святого, а все же правда, что многие дети Божий просто обходят, не замечают Его и пренебрегают Им; о Нем не много беспокоятся. Вместо того чтобы встречаться с Ним в полном благоговении, поклоняясь, чтить Его, мы игнорируем Его, как будто Его вовсе не существует, и нам нет до Него никакого дела. Если бы директор или хозяин большой фабрики, в которой ты, положим, служишь, или какое-нибудь высокое лицо, в доме которого живешь, видел бы только обращенную к нему твою спину; если бы он в твоих глазах не имел бы даже столько значения, сколько многие другие лица, несмотря на то, что он - глава, ведущая все и управляющая всем: как оскорбительно для него должно было бы быть такое отношение к нему с твоей стороны. Подумай теперь о Духе Святом, Творце твоей новой жизни, Хранителе ее, подумай о Нем, как о третьем лице Божества, Которое взяло на Себя руководить тобою во всем и преобразить тебя в образ Христа: а ты не оказываешь Ему никакого внимания! Может ли Он вдохновлять тебя, проницать твои мысли, представления, речи, действие и все твое существо, если ты относишься к Нему, как чужой? Или ты думаешь, что Он должен совершить это таким образом, как представляют себе многие, - именно напасть на тебя, просто заставить тебя посвятить себя Ему? Когда слышишь молитвы многих, право, кажется, что они именно так думают, и когда Он не исполняет их просьб, они считают, что не их вина, если они остаются вне Его полноты, Его силы и Его помазания: - вина Его. Итак, начни с наблюдения Его в себе и над собою, учись понимать Его действия, замечай Его тихие, нежные намеки, не руководи собою сам ни по букве Слова, ни по совести или твоему разуму: это делает и порядочный мирской человек. Правда, Дух Святой может пользоваться всеми этими вспомогательными средствами, чтобы обратить наше внимание на Его желания, но руководителем нашей внутренней и внешней жизни должен быть Он, Он прежде всего, если нам и этой нашей жизни надлежит быть посвященной Ему. Он будет тогда указывать, что надо сделать то или другое, не только подобно букве Слова, совести или разуму, но руководя, будет наставлять нас, как, когда и кем оно должно быть совершено. Следовательно, Он хочет овладеть прежде всего нашим внутренним оком и внутренним ухом.

Затем главное условие, чтобы получить помазание, заключается в том, чтобы ты во всем беззаветно повиновался Духу Святому. Сотворение обители у нас связанно с соблюдением слова Господня: "Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему, и обитель у него сотворим" - (Иоан. 14:23), сказал Господь. Он никогда не завладеет тем, что не подчинено Ему или что от Него удерживается: Он никогда не откроется на поприще наших собственных путей или нашей воли, даже если они направляются лучшими намерениями: они плоть, они не Его сфера или элемент, Он не может положить на них печати Своего помазания. Таким образом, великий вопрос не в том, чтобы мы приняли, достигли Его и овладели Им, а чтобы Он, наконец, получил, достиг нас и завладел нами; чтобы мы, в конце концов, воистину отдали себя на безусловное повиновение Ему. Многие все повторяют, что хотят отдаться Ему, но никогда не делают этого. Ты же отдайся Ему сегодня, именно теперь! Если ты хочешь находиться под помазанием и пребывать в нем, в тебе не должно быть никакого противоречия Ему, никакого совета с плотью и кровью, никакого человеческого умствования. Правда, Он никого не порабощает и не принуждает нас ни к чему, но Он ищет полного, добровольного послушания. Если мы Ему не послушны, мы тормозим Его деятельность, потому что помазание Его есть живая, действующая сила, стремящаяся употребить нас, как свое орудие; если мы отказываем Ему непослушанием в Его праве на нас, этим мы отталкиваем Его от себя.

И ах, как кротко и нежно действует помазание! "Повеления и предостережения его очень осторожны", - говорит некто: "поэтому, если кто не привык к ним и не тщательно их слушает, тот не услышит их. Оно приказывает очень учтиво, не угрожает, не легко также приводить причины, почему то или другое должно быть или не быть. Вроде того, как делаем мы, когда не хотим прямо приказать или запретить чего-нибудь: "Я думаю", - говорим мы, - "что было бы хорошо (или нехорошо) сделать это так; вы, пожалуй, сделайте это так или иначе" и т.д. Оно хочет иметь добровольных слуг, замечающих намеки, ожидающих повеления, которые, лишь только что-нибудь изъявлено, тотчас же идут на дело. Эти слова о помазании совершенно верны: оно кротко, мягко, никогда не принуждает, не настаивает; именно поэтому так легко воспротивиться его управлению, что многие и делают и даже привыкли делать. Чудо ли, что у них нет помазания? Наоборот, было бы чудом, если бы оно у них было. Итак, братья, не отдадим ли мы себя Духу Святому на добровольное и полное послушание? Нечего бояться, что Он сделает нас тогда несчастными: нет, о нет! Наше блаженство начинается с той именно минуты, когда мы в первый раз в жизни можем сказать от искреннейшего сердца: я Твой, весь Твой и Твой навеки!

Опубликовано: 20 июля 2016

    Добавить ответ

    Чтобы добавить комментарий, зарегистрируйтесь или войдите