История гимна "Тихая ночь"

30 октября 2014
ТИХОЕ СИЯНИЕ ЛЮБВИ

В Австрии, в небольшом городе Аридорф, стоит старая школа. На одной из стен этой школы есть такая надпись: «Тихая ночь, дивная ночь...О прекрасная песня, кто тебя сотворил? Йозеф Мор даровал тебе жизнь в словах, Франц Грубер мелодию написал. Священники и учитель – в едином труде».

Тихая ночь...

Наверное, мало кто знает, что этот шедевр, вдохновленный Небом, который и сегодня дарует новый смысл жизни, наполняет души благословением, родился в скорбном, страждущем сердце.

...Настала ночь. В скромном домике учителя Франца Грубера тоже была ночь, и не только потому, что не зажгли свечей на Новогодней елке. Ночь печали отложила свой скорбный отпечаток на лица людей. Недавно семья перенесла большое испытание: их единственное дитя, крошку Марихен, Господь отозвал к Себе.

Отец уже смирился с этой утратой, но сердцу матери эта трагедия нанесла такой удар, от которого она, казалось, не могла опомниться. Она уже даже и не плакала. Днями женщина оставалась неподвижной, как бы отсутствовала на этой земле. Казалось, напрасно ее муж, который мужественно переносил горе, говорил ей много слов утешения, напрасно окружил ее особенной нежностью и вниманием. Бедная мать оставалась беcчувственной ко всему, как будто ее тело было без души и блуждало в этом мире, не могущем заглушить невыносимую боль. В тот Рождественский вечер Грубэр ощущал огромное желание пойти в церковь. Впервые, после смерти дочери, он оставил жену наедине с горем.

С глубокой печалью, сквозь слезы смотрел Франц Грубер на яркий праздник – деток, исполненных радостью...

Потом он возвратился в холодный мрак своего жилища. В углу, как и раньше, в кресле сидела жена, мраморно бледная и неподвижная. Муж старался рассказать ей о Богослужении, но ответом было молчание.

Встревоженный бесплодностью всех усилий вернуть к жизни безутешную, разбитую горем жену, учитель сел за фортепиано. Сколько раз его музыкальный талант будил в памяти мелодии, которые глубоко успокаивали, направляли взор к Небесам!

Но что поведать в этот раз своей бедной жене? Пальцы Грубэра растерянно блуждали по клавишам, а глаза всматривались в звездное небо за окном.

Вдруг его взгляд остановился на звезде, сияющей прекрасным, необычным светом. Оттуда – с Небес – спускался лучик любви, который наполнил сердце такой радостью и таким миром, что маэстро невольно начал петь, импровизируя ту четкую мелодию, которую сегодня так часто слышим на Рождество. Тогда, в трагических обстоятельствах, зазвучала она, рассевая сумрак беспросветности.

Там – высоко в небе – звезда. Она похожа на Вифлеемскую звезду, которая привела мудрецов с Востока к Новорожденному Иисусу...

Учитель, всматриваясь в небесное сияние, музыкой как бы приглашал этот луч любви и надежды в свой печальный дом.

Руки касались клавишей. Казалось, само Провидение водит ими. Постепенно лицо матери преображалось, она как будто оживала. Священный трепет пронизал ее естество и разбил ледяной покров, который так долго сковывал ее душу. Рыдания вырвались из груди, слезы очищения потекли по щекам.

Она мгновенно стала, обняла мужа и вместе с ним начала тихо напевать эту ангельскую мелодию. Она была спасена! Праздник Христова Рождества приобрел для нее теперь новый, глубокий смысл. Спаситель возродил ее утомленную, израненную душу.

Франц Грубер в ту же ночь побежал за шесть километров к священнослужителю Томасу Мору, и вместе с ним повторил исполнение Рождественского гимна. Это было в декабре 1818 года. Сегодня Рожденственскую песню «Тихая ночь» исполняют по всей земле и почти на всех языках мира...

Оказывается, духовная песня сильна не только унять боль, подбодрить, но и примирить два вражеских лагеря. Рассказывают, что во время первой мировой войны 1914 года случилось необычное событие:

- Ты слышишь?

- Да, это враги пробираются сквозь лесные дебри.

- Да нет, я не об этом. Слушай!..

- Кто-то поет?.. Это же те никчемные валлийцы – наши враги – в соседнем окопе «празднуют».

Кажется, совсем рядом звучит песня «Тихая ночь» на немецком языке. Неожиданно солдаты с вражеских окопов начинают приветствовать друг друга: «Счастливого Рождества!»

В ту ночь, накануне Рождества Христова, 1914 года, на Западном фронте Грэм Уильямс – воин Лондонской стрелецкой бригады – был на страже. Он вспоминает так о тех событиях:

- По английскому времени приближался одиннадцатый час вечера, а по немецкому было около полуночи. В окопах у немцев появились огоньки – и солдаты начали петь «Тихая ночь».

Это прекрасно, - подумал я, - и решил разбудить других солдат. Такое надо увидеть и услышать! И когда немцы пропели гимн Спасителю до конца, мы подхватили его на своем родном языке...

Тогда кто-то из немцев воскликнул:

- Иди к нам в гости, Томми (так они называли всех англичан, независимо от настоящего имени). Я хорошо знал немецкий, и потому прокричал в ответ: «Нет, Фриц, сначала ты – к нам». Но никто так и не пришел тогда. Вскоре огоньки погасли, всех объяла тишина ночи. Но как же я изумился утром, когда увидел, что мои собратья-англичане идут на нейтральную полосу и знакомятся с немцами, пытаются найти с ними общий язык. Это была незабываемая сцена, - я не мог поверить глазам. Для них мы все были Томми, а они – Фрицами для нас. Открытые и непосредственные, они делились своей провизией.

- Не было ли вам страшно, - спросите вы, не возникало ли каких-то подозрений? Ведь, как враги, вы должны были ненавидеть друг друга...Но они хорошо относились к нам, а мы – к ним. Более того, мы стали друзьями, несмотря на то, что война продолжалась, и по всем ее мерзким законам мы должны были убивать друг друга. Теперь немцы старались хоронить наших убитых, а мы – их убитых.

На поле появилось много крестов с надписями «И в смерти – неразлучны!» Мы сообща рыли траншеи обороны против так называемых врагов, беря взаймы у них же необходимый инвентарь. Такое перемирие продолжалось шесть недель. Я успел подружиться с одним немецким солдатом. Родом он был из Штудгарта. Благодарение Богу, он остался жив, и после войны приезжал в Англию, чтобы встретиться со мной. Друзья во время перемирия стали друзьями навсегда!

Это был первый год войны – жестокой и страшной. К сожалению, такие светлые, почти невероятные эпизоды больше не повторялись – до ее завершения. И все же, этот пример взаимопонимания и поддержки в который раз засвидетельствовал, что люди жаждут небесного мира и любви, который может даровать наш Спаситель Иисус Христос.