Блаженство чистого сердца. ​Михаил ХОРЕВ

8 января 2015

(Проповедь для детей)

МИХАИЛ ИВАНОВИЧ ХОРЕВ

В дни моего пребывания на свободе я посещал многие общины. Кроме проповедей и бесед со служителями, Господь полагал мне на сердце заботу о христианской молодежи и детях. Благословенными были эти встречи и беседы.

Как-то в одной церкви Господь побудил меня провести служение по очищению среди подростков, которым было 12, 13, 14 лет. Их было человек 25. Мы назначили с ними день поста. Для некоторых это был первый пост в жизни. Я предложил, чтобы в этот день они, молясь, вспомнили все свои грехи, которые не дают покоя и постоянно удручают совесть, и объяснил, что из-за этих грехов они не могут быть восхищены на небеса в день пришествия Господа.

Дело было ответственное и серьезное. Я попросил детей объяснить родителям, что они не будут до вечера есть и с утра придут для молитвы и личных бесед.

С каждым из них я беседовал и молился наедине. Я никогда не раскрою тайны исповеданных детьми грехов и рассказываю обо всем этом для того, чтобы многие подростки в общинах нашего гонимого братства поняли, что каждому из них необходимо совершить исповедание пред Богом, родителями и служителями и, если требует того необходимость, перед церковью.

Милая девочка лет 12-ти вошла с листочком, исписанным мелким почерком. Я понял ее серьезное отношение к чистоте своего сердца. Все, что тревожило ее совесть, она записывала.

- Можно мне заглядывать в листок? - спросила она доверчиво.

- Пожалуйста, деточка. Никаких возражений. Посмотрит и говорит. Повернет листок и снова говорит о том, что лишало ее радости, мучило. Долго она поворачивала его. Очень ей хотелось иметь чистую совесть, чтобы ни одного скрытого греха за ней не числилось.

Когда она, облегченно вздохнув, замолчала, я спросил:

- Деточка, а почему ты так часто листочек переворачивала то на одну сторону, то на другую? У тебя сейчас такой спокойный взгляд, давай уж открой и эту тайну, чтобы ничего не осталось за душой.

Она смутилась.

- Мне страшно было подряд читать, и я подумала: перечислю сначала каждый пятый грех (первый, пятый, десятый и т.д.) Когда я о них рассказала, мне стало легче. Думаю, теперь не страшно прочитать каждый третий. На сердце становилось все как-то радостней, и я решила назвать все пропущенные...

Слушая ее, я думал: какая борьба, какие страдания даже в детской душе!

- А теперь, - я протянул руку и взял у нее листок, - мы его закроем. Ты все сказала?

- Все.

На глазах у девочки я сложил листок и разорвал его на мелкие кусочки.

- Выбросишь это, хорошо? Не нужно больше хранить. Господь все тебе простил, и никогда эти грехи не будут тебя больше беспокоить. Теперь они похоронены. Абсолютно все. Но, скажи, милая, нет ли у тебя такого греха, о котором ты решила: и не запишу его, и никогда никому не скажу о нем?

- Откуда вы знаете?! - встрепенулась девочка, и глаза ее наполнились горькими слезами. Она открыла мне то, о чем нельзя было умолчать ни в коем случае. Мы склонились еще раз на колени и помолились Господу, который слышал ее сокрушение и послал ей полный мир в сердце. Она буквально выпорхнула из комнаты - так легко у нее стало на душе.

Вспоминаю беседу с тринадцатилетним мальчиком из верующей семьи. Он вошел мрачный, не глядя на меня. Сел. Молчит. Вздыхает. Понимаю, как ему тяжело. Стал его расспрашивать, почему он пришел на беседу.

- Мама говорит: иди, иди, это полезно, сынок. Тебе нужно иметь чистую совесть, чтобы быть счастливым.

- И ты пришел только потому, что этого желала мама?

- Я пришел ей доказать, что ничего полезного из этого не выйдет! - раздраженным тоном ответил он.

Я пытался с ним говорить о том, о другом. Он съежился, на все вопросы отвечал: "угу", "да", "нет". Какие силы зла давят на душу ребенка! - думал я, молясь о нем Богу. Предложил помолиться вместе. Он не возражал. После молитвы лицо его просветлело, и, ничего не скрывая, он все рассказал. У него действительно была причина сидеть нахмурившись. Но Господь помог победить стыд. Он осудил себя за все нехорошее, и в дар получил от Господа сияющий взгляд и счастливую улыбку прощенного грешника. Мальчика словно подменили.

Вошла за ним мама. Он приветливо взглянул на нее.

- Может быть, ты и маме расскажешь то, о чем рассказал мне, и у нее попросишь прощение? - предложил я.

- Вы сами расскажите. Я не боюсь, только у вас лучше получится.

Я рассказал о радости, какую получил ее сын после исповедания. Мы еще раз сердечно поблагодарили Господа за то, что Он всем нам подарил счастье познать уже здесь, на земле, блаженство чистого, прощенного сердца. Мы обнялись, поцеловались с мальчиком и расстались хорошими друзьями.

Дорогие дети! Я знаю, что всем вам хочется быть такими христианами, молитвы которых всегда слышит Бог. Но для этого нужно одно условие: чтобы совесть ваша не осуждала вас ни за какой грех. Знаю, что вам не всегда удается поступать честно и справедливо, и от этого так тяжело становится на сердце. Вам иногда очень хочется крепко обнять папу или маму и все-все им рассказать: какие вы плохие, как вы устали скрывать от них свои нехорошие поступки; сказать, как надоело вам лицемерить. Но вы никак не осмелитесь. Сатана увлекал вас читать книги сомнительного содержания, смотреть недостойные картины, быть среди нехороших людей и слушать их скверные разговоры. Не в силах преодолеть любопытства, вы осквернили душу, и теперь сатана запугивает вас, что вам нет прощения, что христиане так не поступают, что вы теперь не можете быть верующими и что Господь вас не любит.

Один мальчик никогда не был в плохой компании, но вел себя очень плохо наедине с собой. Никто не говорил с ним об этом, так как никто не знал его тайных дел. Но совесть его всегда была неспокойна. Собрания он посещал постоянно. Затем покаялся. Но грех свой скрыл. И после покаяния, как только он вспомнил свое прошлое, ему становилось стыдно и тяжело. Шли годы. Он стал молодым человеком и готовился принять водное крещение. Но внутренний обличающий голос совести никогда не утихал. И он решил: приму крещение, и если этот грех никогда больше не повторится, значит Господь мне все простил. Стал он членом церкви. Сначала все вроде шло хорошо и радостно. Но скрытый грех вновь его настиг. Вместо того, чтобы идти к Богу и исповедать этот грех перед Ним и перед служителями, он упал духом, замкнулся. И когда пошел в армию, то без общения, без Слова Божьего не устоял и окончательно пал.

Неисповеданный грех - это горящий уголь за пазухой. Чем дольше вы его будете скрывать, тем большую рану он прожжет в вашем сердце. Огонь его будет непрестанно мучить и жечь вашу совесть. Есть только один выход избавиться от мучений и здесь и в вечности: открыть грех, исповедать его перед Богом и перед служителем, которому доверяете. До тех пор пока вы этого не сделаете, диавол не оставит вас в покое.

Мы проводили служение по очищению в одной сельской общине. Для молитвы приходили в течение дня очень многие. Поздно вечером в комнату, запыхавшись, вбежал юноша.

- Что случилось? Ты бежал издалека? Почему ты так тяжело дышишь?

- Нет, я живу рядом.

- Наверно, далеко работаешь?

- Я сегодня не работал.

- За тобой кто-то гнался?

Волнуясь, брат рассказал, что после первой беседы в церкви он решил на утро прийти и исповедаться, потому что уже истомился от угрызений совести. Он встал чуть свет, отправился на тракторе к месту работы, попросил человека поменяться сменами и к девяти часам утра был свободен. Но прийти на молитву не мог и боролся весь день до вечера. Ходил рядом, но не осмеливался войти в дом. Потом вообще пошел далеко в лес. А в душе шла невероятная борьба. Один голос тихо звал: "Иди, там тебя ждет свобода от мучений. Господь побудил братьев совершать молитвы, неужели ты пропустишь эту возможность?" А другой голос удерживал: "Не позорься! Кому ты нужен? Есть еще похуже тебя, да молчат..."

Молодой человек настолько обессилел от внутренней борьбы, что решил: побегу, что есть силы! Буду бежать без остановки пока не преступлю порог комнаты, где молятся служители... И он добежал! И не к служителям добежал, а к своей победе и к своему счастью прибежал! Стоило бежать изо всех сил к тому покою и миру, какие водворились в его сердце после исповедания!

"Когда я молчал, обветшали кости мои от вседневного стенания моего... Но я открыл Тебе грех мой и не скрыл беззакония моего" (Пс. 31:3-5).

Не скрывайте, дорогие дети, никаких своих тайных поступков. Тайна - это загадка лишь для людей. Для Бога же никакой тайны не существует. "Нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто пред очами Его" (Евр. 4:13).

Дьявол знает, что только на пути исповедания вас ждет прощение и милость Господня, поэтому всячески будет вас удерживать от этого шага.

Но я знаю, дорогие дети, что вы любите Господа, любите свет, дорожите спасением своей души и очень желаете жить вечно с Господом и со всеми святыми в небе. Вы очень сожалеете о своих нехороших поступках и жаждете получить прощение.

Господь победил сатану, сокрушил его власть над душами людей. Если вы откроете сердце Господу, исповедуете свой грех, то и вы войдете в эту победу Господа. Да поможет Он вам сделать это сегодня, сейчас!

Разные ученики

В дни пророка Елисея много было прокаженных в Израиле, но исцелился только один чужеземец - Нееман, сириянин. Доверившись слову человека Божьего, он окунулся семь раз в Иордане и "обновилось тело его, как тело малого ребенка..." (4 Цар. 5:14). Вполне понятно, что не вода смыла его тяжкую болезнь и не Елисей вылечил его: Бог помиловал Неемана! Счастливый и благодарный он возвратился к Елисею и сказал:

- Вот я узнал, что на всей земле нет Бога, как только у Израиля; итак, прими дар от раба твоего.

- Не возьму! - отказался пророк.

А дар был велик: 10 талантов серебра и шесть тысяч сиклей золота и десять перемен одежд. Нееман настаивал, даже принуждал принять дар, но Елисей был непреклонен: "Жив, Господь, пред лицом Которого стою! не приму!".

Гиезий, слуга Елисея, слышал этот разговор и, по-видимому, в душе не одобрил поступок своего учителя.

- Жив Господь! Побегу и возьму у Неемана что-нибудь. И догнал и взял два мешка денег и две перемены одежд. Перед нами два израильтянина. Оба один храм посещали, на одном жертвеннике жертвы приносили, одному Богу поклонялись, в одной и той же школе Господь учил их святым истинам, но учениками, как видим, оказались разными. Попав в одинаковые обстоятельства, тот и другой призвали имя Божье: "Жив Господь!", но поступки их были прямо противоположными. Елисей, призвав Бога во свидетели, не думал о завтрашнем дне и при всей скудости отказался от какого бы то ни было дара. А Гиезий решил, что деньги не помешают: мало ли - голодное время настигнет, бедствие стихийное обрушится, - не всегда же благоденствие будет... А сколько нищих - и о них нужно позаботиться. Упускать такое богатство - просто неразумно!

Остался ли в убытке Елисей, уповая на Бога? Сила Божья вдвойне пребывала на нем при жизни. А после смерти во время погребения случайно уронили в гроб Елисея другого мертвого человека, и тот, коснувшись костей пророка, ожил!

А какую жатву собрал Гиезий? Принесло ли ему счастье обманом добытое богатство? - Проказа Неемана пристала к нему и потомству его навек, и никакие воды уже ее не смоют (4 Цар. 5:27). Вот что значит призывать Бога во свидетели, делая грех. Возлюбил Гиезий проклятие - оно и пришло; не восхотел благословения - оно и удалилось (Пс. 108:17). Гиезий злоупотребил долготерпением Господа. Он понимал, что Бог все видит и знает, но вчера и третьего дня Бог не наказал его за "малые" грехи, и он успокоился: значит, можно так жить пред Богом. Решил, что и на этот раз все обойдется благополучно: и Богу служить будет, и богатство останется при нем. Как он ошибся!

Кому-то может показаться, что эта далекая ветхозаветная история не имеет никакого отношения к нашим дням. Но так ли это? Бог воспитывает нас в одних и тех же условиях, но однозначны ли наши поступки, или между ними - разительный контраст? Они - как день и ночь, как свет и тьма?

Приведу два примера из жизни.

Принесли в дом верующей сестры чемодан Библий. (По тем временам это неслыханное богатство!)

- Несколько дней пусть у вас постоит.

- Пожалуйста.

На следующий день сестра в собрании говорит:

- Скорее заберите.

- В чем дело?

- Непонятная машина у дома кружит.

Страх напал, бывает такое. Библии пришлось забрать. Подходят к дому сестры, а дверь на улицу - нараспашку и чемодан с Библиями подпирает ее, чтобы не закрылась.

- Как чемодан оказался у двери?

- Мало ли, придут! Скажу: не знаю чей, кто-то поставил...

Чемодан унесли, а сестра на следующем собрании молится: "Милостивый Господь! Как Ты чудно охраняешь мой дом! Благословения Твои постоянно над нами,.." Сестра призывала Бога во свидетели, а Слово Его вынесла на улицу. А цена ему - выше золота! И не потому, что в те годы Библии были редкостью. Ведь принять Слово Божье под свой кров это значит принять Самого Господа.

Время шло, Господь благословлял нас и посылал Слово Свое. Его нужно было где-то хранить.

- Позвольте дня на три поставить к вам два чемодана Библий, - попросили другую сестру.

- Можно и на большее время. Ставьте под кровать. Через день сестра в собрании говорит:

- Ой, что произошло!

- Случилось что-то?

- Пришел вчера хозяин с работы. Подаю, как обычно, ужин. Он отодвинул тарелку:

- Почему ты такая радостная?

- Да ничего...

- Скажи, в чем дело. Я вижу - ты не такая.

- Знаешь, братья оставили у нас святое Слово...

- Что ж ты сразу не сказала! - поднялся он из-за стола. - Какая это милость Божья! Ты только подумай: наш дом посетил ковчег Божий! Давай поблагодарим Господа.

Помолились, он ликует:

- Давай споем! Спели.

- Нет, я все-таки еще хочу помолиться.

Время было позднее, совершили молитву, легли спать. Слышу, опять толкает.

- Знаешь, нехорошо так: мы спим на кровати, а Слово Божье под кроватью. Вставай, поднимем на шкаф.

Пришлось встать, а он и после не успокоился.

- Как спать! Я тебя не пойму! Ведь у нас с тобой одно ветхое Евангелие, а тут - два чемодана новых книг!

Не вытерпел, под утро все же открыл решил посмотреть на настоящие новые Библии.

Две христианские семьи, а какая разница в их взаимоотношениях с Богом. Одна молится Богу, а Библии выставляет почти на улицу. Другой - потерял сон от радости, не знает, куда поставить, на шкаф поднял. Один дом остался пустым, а второй наполнился фимиамом хвалы Богу. Разные бывают ученики Удивительно ли, что Господь скажет: "Приближаются ко Мне люди сии устами своими и чтут Меня языком; сердце же их далеко от Меня" (Матф. 15:8). А другим: "Хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю..." (Матф. 25:21). Будем бодрствовать и в жизни, и в молитвах и если призываем Бога во свидетели, то пусть дела наши будут достойны Бога, чтобы не навлечь на себя и на потомство свое беды, как случилось с Гиезием.

МИХАИЛ ИВАНОВИЧ ХОРЕВ - родился в 1931 году в Ленинграде. Обратился к Господу в 1949 году, крещение принял в 1954 году на Украине. В 1962 году рукоположен на служение благовестника. С 1966 года многократно судим за христианские убеждения. С 1973 года - член Совета Церквей ЕХБ. Автор книги "Пишу вам дети..." Пастор церкви в городе Кишиневе.