​Некоторые главные характерные черты пуританства. Леланд Райкен

16 апреля 2015


Некоторые главные характерные черты пуританства.

Ранее я попытался внести ясность в распространенную ошибочную точку зрения о пуританстве. Теперь пришло время поговорить о некоторых положительных чертах этого движения. Будь мы современниками пуритан, какие из их отличительных качеств поразили бы нас?

Пуританство необходимо рассматривать, прежде всего, как религиозное движение. Светская интерпретация пуританства является результатом атеистической эпохи и игнорирует тот факт, что даже в своих заявлениях по политическим, социальным и экономическим вопросам, пуританство опиралось на религиозную основу. Вот что пишет один современный историк: «Когда мы завершим наши попытки осовременить пуританство и сделать его мирским, то обнаружим, что оно упорно остается религиозным феноменом». И в частных, и в публичных своих проявлениях пуританство разрасталось за счет горячо преданных Богу людей. Известный вопрос Джона Беньяна: «Как я могу спастись?», был, в конечном итоге, наиважнейшим для каждого пуританина. Один армейский генерал писал Кромвелю: «Милорд, пусть служение Богу-Яхве будет для вас величайшим и значительнейшим занятием повседневно; считайтесь с ним более, чем с едой, сном или советом вместе взятыми».

Еще одной характеристикой пуританства можно назвать высоко нравственное сознание. Для пуритан вопрос о том, что хорошо, а что плохо, был наиболее важен. Они рассматривали жизнь, как постоянную борьбу добра и зла. Вселенная была утверждена Богом, а права на нее требует сатана. Нейтральной полосы не существовало. Ричард Сиббс выразил это мировоззрение в типичной форме:

«В этом мире существует только две стороны, которым принадлежит все: одна из этих сторон — Божья и тех, кто с Ним, а другая сторона — сатаны и его вассалов; два царства, две стороны, две противоположности, постоянно сталкивающиеся друг с другом».

С Божьей помощью верующие могли одержать победу, имея в своем арсенале такое оружие, как видение, верное следование, смирение.

Пуританство было движением реформ. Это определение вытекает из попыток пуритан изменить то, что уже существует. В сердце пуританства жило убеждение о необходимости изменить что-либо, а формула «делать как обычно» не являлась для них приемлемым вариантом. Трудно переоценить то влияние, которое оказывает подобный подход на чью-либо жизнь. Это также объясняет, между прочим, почему пуритане в свое время заняли столь агрессивную позицию, и почему, читая полемическую литературу того периода, можно обнаружить, что их оппоненты в основном сами защищались от нападок.

Ключевыми терминами, использовавшимися у пуритан, были, в основном, слова реформа, реформация, и прилагательное реформированный. Эти определения вовсе не являются выдумкой поздних историков, а словами, бывшими у всех на устах в течение всей эры пуританства. Это была эпоха, когда правителей вынуждали «реформировать страны», священнослужителей — осуществлять «реформацию религии», а отцов — «реформировать свои семьи». А на личном уровне пуританство побуждало «реформировать жизнь от не богоугодных и неправильных поступков».

Пуританское движение было движением мечтателей, получающим подпитку из видения реформированного общества. Кто-то очень кстати суммировал программу пуритан таким образом: «Требованием реформации был призыв к действию, прежде всего, к изменению индивидуума таким образом, чтобы он стал инструментом, пригодным для исполнения Божественной воли, а потом к использованию этого инструмента для изменения всего общества».

Пуританство являлось также и движением протеста, как и все протестантское движение в целом. Вновь и вновь на последующих страницах точка зрения пуритан будет проясняться все полнее, особенно, если мы учтем тот факт, что пуритане выступали против позиций Римско-католической церкви, и в меньшей степени — против англиканства. Относительно вопросов, касающихся работы, секса, денег и поклонения, лучше всего начать с рассмотрения того, против чего выступали пуритане. Вот как преподносит это Кристофер Хилл: «Существовал элемент социального протеста практически в каждой пуританской позиции по какому-либо вопросу».

Пуританство также было и международным движением, что делает его вполне современным. Многие из первых лидеров движения, особенно во времена гонений, провели месяцы, и даже годы на континенте. В Европе они прониклись догматикой и практикой богослужений «лучших церквей Реформации» — так они называли европейский протестантизм. А в дальнейшем, после переселения пуритан в Америку, особенностью пуританства стало взаимодействие между лидерами движения по обе стороны Атлантики. «За пуританами», — пишет М. М. Кнаппен, — «стояла мощь поднимающего голову международного протестантизма». Интернациональная природа пуританства объясняет, почему в своей книге я соединил вместе американских и английских пуритан, и почему я использовал сноски, чтобы привлечь внимание к параллельности пуританской мысли и взглядов Лютера и Кальвина.

Английское пуританство (в отличие от американского) было движением меньшинства. Хотя английские пуритане набрали значительный вес в своем обществе (особенно в парламенте), но никогда не имели численное большинство. Вследствие этого, пуританство проявило черты, характерные для всех меньшинств: сильное чувство внутренней лояльности к общим принципам, ощущение уязвимости, склонность к биполярному мышлению, при котором мир разделяется на два лагеря — мы и они. А. Дж. Диккенс справедливо определяет пуританство «как силу больше подходящую к проникновению, нежели, чем к доминированию над английским духом», в то время как Пол Сивер полагает, что пуритане «преуспели в неудачах».

В Новой Англии, где пуритане более успешно доминировали в обществе и учреждениях, пуританство, на мой взгляд, являлось менее привлекательным явлением — более склонным к нетерпимости и безжалостному правлению, к самодовольству, к законничеству, к внутреннему разложению. В Англии, для сравнения, движение существовало без стабильной руководящей структуры и избежало тенденции направления лояльности своих последователей в управленчество, нежели чем в идеалы.

Пуритане составляли не просто меньшинство, а гонимое меньшинство. В Англии они подвергались преследованиям и репрессиям. Фактически на каждом этапе своей истории (за исключением, конечно, середины XVII столетия, когда их партия играла главную роль в правительстве и Церкви). Для пуританских пасторов периодические тюремные заточения стали образом жизни. Мирян таскали по судам за проведение религиозных собраний на дому. Молодые пуритане, не подписавшие акт о единообразии, не имели права поступать в Оксфордский и Кембриджский университет. Служители, отказавшиеся носить облачения Англиканской Церкви или признавать англиканские ритуалы или проводить службы по Книге молитв, смещались со своих должностей. Сознание отчуждения послужило пуританам их главным прототипом: пилигрим, проходящий через чужую страну в родные края.

И, несмотря на всю важность роли, которую играли в пуританском движении проповедники и профессора, все же успех его, при окончательном анализе, был обеспечен тем, что это было движение мирян. Как говорит один ученый: «Пуританское движение замечательно весьма энергичным участием в нем мирян». Верно и то, что интеллектуальную основу движения заложили духовенство и профессура. Именно они облачили превосходящие силы мирян в доспехи силы для того, чтобы бросить вызов существующим структурам. И, конечно же, в этой ситуации существовало множество парадоксов: в самом действии по подрыву традиционной иерархии и первенства духовенства, пуританские проповедники привлекли на свою сторону огромное число последователей из мирян, а сами потеряли правящие позиции. Их власть, однако, распространялась лишь так далеко, насколько велика была их возможность влиять на мышление простых мирян.

Пуританство было движением, в котором Библия играла центральную роль во всех аспектах жизни. В определенном смысле наиглавнейшим предметом обсуждения пуританского движения (как и всей Реформации в целом) был вопрос об авторитете. Пуритане решили этот вопрос, сделав Библию последним и наивысшим авторитетом в вере и поклонении. Джон Оуэн, часто рассматриваемый в качестве величайшего богослова пуританства, сказал, что «протестанты определяют Священное Писание, как дарованное Богом для того, чтобы быть… совершенным и полным правилом вероисповедания». «Кем же, тогда, были эти ранние пуритане?», — задается вопросом Дерек Уилсон. — «В основе своей таковой была их позиция в отношении авторитета Библии, что отличало их от остальных английских протестантов».

Пуританское движение было интеллектуальным движением. Его целью являлось реформирование религиозной, национальной и личной жизни, а его приверженцы быстро почувствовали, что через учебные заведения можно наиболее эффективно влиять на общество. И в Англии, и в Америке пуританское движение было неразрывно связано с университетами. Джон Ноулес писал губернатору Массачусетса Леверетту, что «если умрет колледж, то церкви… долго после этого не проживут». Современные источники говорят об «исключительности и неразрывности университетского руководства с пуританским движением». Следовательно, не удивительно, что пуританство было высоко образованным движением, обладавшим «жизненной страстью для самовыражения».

И, в конечном итоге, пуританство было экономическим и политическим движением. Вероятно, сегодня для нас это является более очевидным, чем для самих пуритан, поскольку мы имеем возможность видеть длительный эффект движения. В те дни, когда Церковь находилась под контролем государства, все попытки пуритан изменить эту Церковь сразу и неизбежно столкнули их с правительством. И в этом смысле мы можем согласиться с определением пуританства, как движения, безнадежно политизированного. Что касается экономического аспекта, то, делая акцент на ценностях труда, бережливости и честных заработков, пуритане создали климат, удачно согласующийся со становлением капитализма, независимо от того, были ли они сами причиной его возникновения. Пуритане многое могли сказать по вопросам работы и денег.