Сведения о пророке Исаии

24 февраля 2014


Святой пророк Исаия был сын Амоса. Блаженный Августин (de Civitat. Dei lib. XVIII cap.27) и Климент Александрийский (Strom. lib. 1) полагали, что отцом Исаии был пророк Амос из числа двенадцати. Но как происхождение пророка Амоса, так и изображение его имени в подлинном тексте не позволяют считать его отцом Исаии, ибо пророк Амос был пастырь овец от Фекуи (Амос. 1:1;[62] 7:14-15[63]), тогда как Исаия происходил из знатного рода; — имя пророка Амоса, как заметил блаженный Иероним, пишется через аин и самех и значит народ отверженный (populus avulsus); тогда как имя отца Исаии пишется через алеф и цаде и значит “смелый, сильный” (fortis, robustus). Древнее ветхозаветное предание (Doctores nostri per traditionem liabent, Amotsum et Amasiam. fratres fnisse, говорит Рав. Кимхи об Исаии в толковании Исаии 1:1. То же повторяется в жизнеописании Исаии Четии Минеи 9 Мая.), перешедшее в Христову Церковь, говорит, что Исаия был царского рода; что отец его Амос был сын Иоаса и родной брат Амасии, царей Иудейских (4 Цар. 14:1[64]).



Для большей ясности и как бы наглядности своих предсказаний Исаия употребляет символические действия. Перед нашествием Ассириян на Израильское царство и потом на Иудейское он на большом новом свитке выставил надпись “магер-шелал-хаш-баз” (спешат на добычу, бегут на грабеж) и новорожденному сыну своему дал тоже имя (Исаии 8:14); во время осады Азота Танафаном (иначе Тартаном. Тартат — название военачальника, заменяющего особу царя, если сей последний лично не участвовал в походе), военачальником Ассирийского царя Арны (иначе Саргона), Исаия сверг вретище с чресл своих, снял сандалии с ног и ходил наг и бос в ознаменование предстоящего позорного рабства Египтян. Как ходил раб мой Исаия наг и бос, говорит Господь..., так поведет царь Ассирийский пленников из Египта и Эфиопии, молодых и старых, нагими и босыми и с обнаженными чреслами, в посрамление Египту (Исаии 20:1-4).



Во времена Езекии молитвами Исаии сотворены два чуда:



1) в одну ночь истреблено 185,000 богохульного войска Ассирийского, державшего Иерусалим в осаде (Исаии 37:4, 36[65]), и



2) и возвратилось солнце (тень) на десять ступеней… по которым оно всходило (Исаии 38:8[66]), или, по выражению святителя Димитрия Ростовского, основанному на Халдейском парафразе, на десять черт, яже на горологии, стению часы показующем (Чет. Мин. 9 Мая). Сверх сего святой Епифаний (in vita Isaiae) свидетельствует, что во время осады Иерусалима Исаия молитвами своими извел источник из под сионской горы, обильные воды которого вливались и поддерживали поток Силоамский (Другие, держась значения слова Силоам (посланный с неба), относят происхождение сего потока ко времени мученической кончины Исаии именно говорят, что Исаия, мучимый жаждою, просил воды у своих палачей; а когда получил отказ, то воззвал к Богу, и вода внезапно долилась в уста его и прорыла поток Силоамский).



Древнее ветхозаветное предание, единогласно принимаемое древними христианскими писателями и подтверждаемое апостолом Павлом (Евр. 11:37[67]), говорит, что Исаия дожил до времен Манассии, царя Иудейского (716-661 г. до Рождества Христова), и по повелению сего царя был перепилен деревянною пилою между двумя кедровыми досками, может быть, даже не в самом начале его царствования (ибо Манассия взошел на престол двенадцати лет, 4 Цар. 21:1[68]), но когда Манассия возмужал и сделался кровожадным. Следовательно, пророк Исаия украшен был лепотою старости, как и другими дарами Божия благоволения. Блаженный Иероним на основании ветхозаветных преданий свидетельствует, что Манассия был внук Исаии, сын дочери его Офовии (4 Цар. 21:1[69]), — и что предлогом к осуждению Исаии на столь мучительную смерть представлены были изречения Исаии: слушайте слово Господне, князья Содомский, внимай закону Бога нашего, народ Гоморрский (Исаии 1:10, ср. Исх. 22:28[70]).... видел я Господа, седящего на престоле высоком и превознесенном (Исаии 6:1, ср. Исх. 33:20[71]) и некоторые другие, находящиеся в его книге (Quaest. in, 2 Paralipom. sub finem). Погребен был Исаия близ Силоама, дабы не иссякали его воды. В царствование Феодосия Младшего мощи Исаии перенесены в Панеаду и положены в храме святого Лаврентия (Curs. Gomplet. Sacr. Script. tom. 18 pag., 786). Кроме книги пророчеств Исаия писал еще о делах царя Озии Прокаженного (2 Пар. 26:22[72]), но эта книга не дошла до наших времен. Древнее иудейское предание, записанное Рав. Кимхи, соотносит Исаии собрание и приведение в порядок последних семи глав книги Притчей Соломоновых (Пр. 25:1-31,32), и нет достаточного основания не верить этому преданию.



10. Время пророческого служения Исаии



По ясному указанию самого Исаии, пророческое служение он проходил в царствование Озии, Иоафама, Ахаза и Езекии, царей Иудейских (Исаии 1:1;[73] между 829-716 годами до Рождества Христова) более ста лет, если считать полные годы царствования сих государей (Озии Прокаженного 52, Иоафама 16, Ахаза 16, Езекии 29 лет, итого — 113 лет). Хотя таковая продолжительность жизни не беспримерна во времена означенных царей (2 Пар. 24:15[74]), однако некоторые древние церковные писатели не на все 52 года царствования Озии распространяли пророческое служение Исаии. Климент Алекандрийский (Stromat. lib. 1) говорит, что Исаия начал свое пророческое служение через двести лет после смерти Соломона, т.е. около 34 года царствования Озии; Евсевий (in Chron.) говорит, что Исаия начал пророчествовать в 17-й год царствования Озии; а блаженный Иероним относит это к 25 году царствования этого государя (см. у Ватабля Prаefat. in Isaiam). Таковые мнения Климента Александрийского, Евсевия и Иеронима ясно показывают, что согласно с указанием Исаии древняя Христова Церковь признавала несомненным его пророчествование во дни Озии, хотя и не определила с точностью, в котором году сего царя оно началось. А потому бывшее в год смерти Озии и описанное в 6-й главе призвание Исаии к пророческому служению — очевидно — не первое, а только более торжественное, соответствующее более трудной и обширной его деятельности в последующее время. Конечно, говорят, что к пророческому служению Исаия призван в год смерти Озии; а другие, на основании Халдейского парафраза и мнений раввинов (напр. Соломона Иархи), словам в год, в который умер Озия царь (Исаии 6:1) дают значение метафорическое: “in anno, quo lepra percussus est Uzias rex,” как будто прокаженный Озия, отлученный от общества человеческого, должен быть считаем за мертвого. Но таковые предположения неосновательны. Ибо власть Озии или Азарии, не прекратилась со дня поражения его проказой, и священные писатели не зачли его умершим с того времени (4 Цар. 15:5-7[75]). А считающие первым призванием Исаии в год действительной смерти Озии вносят противоречие в самую книгу, ибо необходимо уничтожить следы пророческой деятельности Исаии во дни Озии, переставляя шестую главу в начало книги, или, оставляя неприкосновенным существующий порядок глав, утверждать невероятность, будто первые пять глав книги Исаии написаны прежде Божественного призвания. Поэтому, держась вышеуказанных мнений ученейших из церковных писателей о времени вступления Исаии на пророческое служение и принимая свидетельство предания о смерти его в царствование Манассии, более справедливым будет утверждать, что Исаия проходил пророческое служение с 17 года царствования Озии или Азарии Прокаженного до первых годов царствования Манассии, около ста лет (813-710 год. до Р.Хр.).



11. Современное состояние иудейства и язычества



По династическим расчетам (3 Цар. 12:25-27[76]) нанесенный Иеровоамом I удар закону Моисееву до того потряс Церковь в царстве Израильском, что там в религию стали удобно проникать всякие ветры человеческих учений и прихоти нечестивых владетелей. Поставив золотых тельцов и установив новую иерархию (3 Цар. 12:28-32[77]), Иеровоам I показал, что не закон Моисеев служит в его царстве исключительно источником догматов и установлений религии, а человеческое соображение и произволение. Поклонение Богу невидимому и непостижимому (Исх. 20:4-5;[78] 26:1[79]), быв превращено в жертвоприношения перед золотыми тельцами, стало похожим на культы соседних язычников. А этого наружного сходства достаточно было для израильтянина, вообще склонного к увлечениям и олицетворениям, чтобы свое богослужение, глубоко таинственное и питавшее человека нравственно, применить или приноровить к удовлетворению потребностей житейских даже суетных и мелочных, как это было устроено у язычников, у которых были боги войны, мира, ветров, гор, полей, стад, плодов земных... даже защитники от мух или Ваал-Зевувы. А вновь набранная иерархия не из сынов Левиных (3 Царст. 12:31[80]), малосведущая и неопытная, конечно, не могла быть надежным руководителем в благочестии. Из желания отличиться пред Иерусалимской иерархией она, конечно, старалась быть популярной и приноравливалась к понятиям и потребностям израильтян. От того отеческие обычаи и правильные понятия о вере у них ослабели и Израильское царство скоро впало в идолопоклонство. Пятый из преемников Иеровоама I, Ахав, через шестьдесят лет после разделения царств, ввел и поддерживал между израильтянами даже срамные и жестокие Сидонские культы, так что он поступал гнусно, последуя идолам, как делали Аморреи, которых прогнал Господь (3 Цар. 21:26). При нем уже не обращали внимания на Божии заповеди и на завещания предков. Сам царь женат был на Сидонской царевне Иезавели (Исх. 23:32;[81] 34:16;[82] Втор. 7:3;[83] 3 Цар. 11:2[84]); во дни его Ахиил Вефилянин построил Иерихон, несмотря на заклятие Иисуса Навина (3 Цар. 16:34;[85] ср. Иис. Нав. 6:25[86]).



С домом Ахава вступили в родство цари Иудейские. Иорам, пятый царь Иудейский, был женат на Гофолии, дочери Ахава. С того времени начались дружественные сношения Иерусалимских царей с Самарийскими и усвоение их внешней и внутренней политики, т.е. заключение союзов с язычниками, усвоение их учреждений и обычаев, сосредоточение власти церковной и гражданской в руках царя, упование на силу союзников и хитрость человеческую с сопутствующим отступлением от Бога. Посредством таковых нововведений неизбежно подрывалось истинное благочестие между иудеями. Дела не изменились и по истреблении дома Ахавова; только израильтяне тогда стали являться в числе врагов, нападавших на Иудею. А нравственное направление иудеев, заимствованное от Ахава, осталось неизменным. Везде и во всем стали преобладать языческие взгляды и нравы. На отеческую веру иудеи, подобно израильтянам, смотрели как на дело обычая, а не как на нравственную потребность. Жертвы приносили, а значения их не понимали, и нравственный закон оставался в пренебрежении. Отсюда происходила большая слабость или нетвердость народа в религии, и было для него все равно — покланяться Сущему или Ваалу, так что нередко дело решалось примером царя и князей. Даже у остававшихся преданными отеческому закону, вера подавлена была суевериями и произвольными взглядами. Требования религии ограничивались наружным исполнением обрядов и жертвоприношениями. Тучный вол заменял сокрушенное сердце. Густой дым дорогого фимиама занимал место молитвенного возношения ума к Богу. Множеством жертв и звучными песнопениями с восклицанием надеялись преклонить Бога на милость, хотя и не было у молящихся ни благоговения, ни послушания закону. Требования Моисеева закона считались гражданскими повинностями, по наружном исполнении кооторых иудей, по его убеждению, имел право жить по изволению своего сердца или по влечению своих страстей и прихотей. Следовательно, религия не была уже силой просвещающей и освящающей и завет с Богом существовал на языке, а не в уме и сердце иудейского народа. Такому плачевному нравственно-религиозному состоянию весьма много содействовало тогдашнее гражданское положение Божьего народа, угнетаемого частыми войнами и преобладающим влиянием соседних язычников, так что оказывалось необходимым часто прибегать к помощи одних соседей для отражения насилия других... и каждый раз среди таковых напастей иудей более и более ослабевал в надежде на Сущего сближался с язычниками и утверждался в доверии к их мудрости и могуществу, а потому перенимал их учреждения и установления. Главными врагами царства Иудейского во времена Исаии были первоначально цари Сирийские, особенно в союзе с Израильскими, а потом цари Ассирийские и Вавилонские. Египет оказывал влияние отдаленное — как надежная опора против возникшего тогда могущества Ассирийских и Вавилонских царей. Прочие соседние народы — Аммонитяне, Моавитяне, Идумеи, состоявшие со времен Давида в порабощении у иудеев, часто бунтовали против своих завоевателей и не упускали удобного случая стать в ряды врагов Иудеи. А филистимляне и финикияне оказывали неблагоприятное влияние на иудеев и своими торговыми предприятиями, и поддержанием действий других соседей, враждовавших против Иудеи. Все эти народы сохраняли свои прежние обычаи и учреждения, дававшие необузданный простор чувственности (Иерем. 2:10-11[87]). Религиозные их культы остались тем же мрачным суеверием, тем же обоготворением грубых страстей, какими были во времена завоевания земли обетованной иудеями. Соседние язычники ничего доброго от иудеев не переняли; наоборот сами служили соблазном для иудеев (Иис. Нав. 23:12-13;[88] Суд. 2:3[89]).



12. Главные предметы пророчеств Исаии



Главный предмет пророчеств Исаии указан в первом стихе его книги: Видение Исаии, сына Амосова, которое он видел об Иудее и Иерусалиме (Исаии 1:1). Впрочем, имея в виду преимущественно Иудейское царство, Исаия в своих пророческих речах касается участи всех тогдашних народов, имевших влияние на судьбу царства Иудина и находившихся с ним в сношениях, а именно Вавилона, Моавитской земли, Сирии Дамасской и союзного с ней Израильского царства; — участи Египта, Аравии, Тира и Финикии, — говорит о славных походах Кира, об освобождении Иудеев и других народов от насильственного влияния Ассириян и Вавилонян, также об освобождении всего человеческого рода от власти диавола и о водворении царства Божия на земле заслугами Искупителя.



13. Характер изложения книги пророка Исаии



Книга пророка Исаии отличается от других пророческих книг изяществом изложения и особенной ясностью предсказаний о царстве Христовом. “И во первых об Исаии должно заметить, говорит блаженный Иероним, что он в речи своей изящен, как муж знаменитого (царского) рода и городского или столичного образа речи (urbanae elqoentiae) и в слововыражении не имеет ничего простонародного и грубого; отсюда произошло, что цветистость его слога не могла быть сохранена в переводе (который составил блаженный Иероним). Потом должно присовокупить, что его прилично назвать не столько пророком сколько Евангелистом, non tam propheta, quam Evangelista dicendus est). Ибо до такой степени подробно изложил таинство Христа и Его Церкви, что как будто не о будущем пророчествует, а составляет историю о прошедшем. Отсюда заключаю, продолжает блаженный Иероним, что семьдесят толковников (в своем переводе Исаии) не захотели в свое время ясно изложить таинства своей веры язычникам (по желанию коих составлен сей перевод), чтобы не повергнуть святая псам и бисер пред свиньями” (Praefat. in Versionem Isaiae).



Сын Сирахов в похвалу Исаии сказал: Исаия пророк великий и верен в видении своем. Во дни его возвратилось солнце и продлилась жизнь царю: Духом великим видел последнее и утешил сетующих в Сионе: даже до века показал будущее и сокровенное, прежде нежели оно случилось (Сир. 48:25-28). К числу особенно ясных пророчеств Исаии принадлежат: предсказание о рождении Еммануила от Девы (Исаии, 7:14;[90] ср. Матф. 1:23[91]), предсказание о водворении Мессии в Галилее, в пределах Завулоновых и Неффалимовых (Исаии 9:1-2;[92] ср. Матф. 4:15-16[93]), предсказание множества чудес Христовых (Исаии 35:5-6;[94] ср. Матф. 11:4-5[95]), предсказание кротости и смирения Мессии (Исаии 32:1-4;[96] ср. Матф. 12:18-20[97]); наименование Кира по имени за полтораста с лишним лет до его рождения и изображение его побед (Исаии 45:1-15[98]); изображение уничиженного состояния Мессии — презрения от людей, страдания за их грехи, терпеливости в страданиях, похожей на кротость агнца, не отверзающего уст пред стригущим его, уравнения или причтения к беззаконным и злодеям при распятии и к богатым или знаменитым при погребении (Исаии 53:1-12;[99] ср. Матф. 26:62-64;[100] Исаии 27:13;[101] ср. Марк. 15:28[102]), — наконец призвание всех народов в царство Христово (Исаии 60:6-16;[103] 66:18-23[104] и др.) и предоставление особенно именитого или почетного места “евнухам” т.е. девственникам в Церкви Божией (Исаии 56:3-7[105]).



14. Разделение книги пророка Исаии



Главные части книги пророка Исаии, по мнению блаженного Иеронима (Comment. in Isaiam), указаны самим писателем, так как имена царей, обозначенные в надписании, упоминаются в том же порядке в самой книге и таким образом ясно обозначается, что при каком царе было произнесено.



По такому указанию первая часть заключается в первых пяти главах и содержит пророческие речи, произнесенные во дни Озии Прокаженного; вторую часть составляет шестая глава, в коей излагается видение, бывшее в год кончины Озии или в первый год царствования Иоафама; — третья часть простирается с начала седьмой главы по двадцать седьмой стих главы четырнадцатой и содержит пророчества, изреченные во дни Ахаза; а четвертая часть с двадцать восьмого стиха четырнадцатой главы простирается до конца книги и содержит пророческие речи, произнесенные во дни царя Езекии. Конечно, при таком делении книги выходят части неравные по объему. Но это деление необходимо иметь в виду для надлежащего понимания пророческих обличений, наставлений и угроз; ибо значение слов в обличениях и угрозах естественно определяется исторически известною степенью недуга обличаемого и случавшихся бедствий и переворотов в судьбе народов. Сами предсказания будущих происшествий, если мы станем смотреть на них только со стороны пророчественной, при таком делении сохраняют свою историческую основу или достоверность; оно, указывая точку отправления пророческого созерцания, способствует точному определению предсказываемых обстоятельств.



Иначе книгу Исаии разделяют (напр. в толковании Аляпиде) на две части. Первая часть, от начала по тридцать девятую главу, содержит пророчества преимущественно печальные, обличения преступлений и угрозы наказаниями; эти пророчества почти все относятся ко временам царей Озии, Иоафама, Ахаза и Езекии, в правление Исаия проходил свое пророческое служение. Вторая часть, с сороковой главы до конца книги, содержит пророчества отрадные и о временах более отдаленных, исполненные утешений и великих обетований; таковы пророчества об освобождении всех народов от рабства Ассирийского и Вавилонского, об освобождении всего человечества от уз греха и от рабства диаволу и о водворении и распространении царства Мессии между всеми народами.



(Говорят, будто в книге Исаии можно видеть порядок частично по хронологии и частично по предмету — и будто собрание пророчеств Исаии произошло от соединения многих собраний, так что здесь находится большое сходство с составом и происхождением Псалтири и Притчей Соломоновых (Странник, 1871 год, Март, стр. 212). В самой книге нет никакого основания к заключению, будто книга Исаии составлена не самим Исаией, а собирателями его пророчеств. Постоянное предание Церкви всегда смотрело на эту книгу, как на личное произведение Исаии, а не как на посмертный сборник его проповедей. Поэтому вышеизложенное мнение — неосновательно, и утверждаемое на нем предположение — о хронологической якобы перестановке пророчеств или подборе их — совершенно произвольно. Если бы отыскан был древний кодекс, содержащий другой порядок пророчеств Исаии, тогда был бы повод делать другое предположение об их хронологическом порядке. Поскольку же во всех известных древних списках, употреблявшихся в Церкви, книга Исаии излагается в одинаковом ныне существующем порядке, то нет никакого повода мечтать о другом расположении, иначе сказать, о приноровлении Божественных глаголов Исаии к современным взглядам).



15. Общий взгляд на содержание книги Исаии и подробное ее обозрение



Для краткости некоторые толкователи все содержание книги Исаии выражают двумя словами: “проповеди покаяния.” Действительно, Исаия в своей книге является проповедником покаяния и наставником, так что первая речь, или первая глава есть как бы сокращение последующих тридцати восьми глав; ибо те же пороки, которые обличаются в первой речи, а именно — невежество, небрежение о законе, гордость, самонадеянность, презрение и притеснение бедных, обманы, неправосудие, идолослужение — обличаются и во всех последних речах, только не везде с одинаковой строгостью, и большей частью отдельно один от другого. Во второй части, именно с сороковой главы до конца книги, Исаия проповедует покаяние всем людям, как иудеям, так и язычникам, во имя Искупителя — страдальца за человеческие грехи, стремящегося установить на земле истинное Боговедение, под знаменем которого все народы составят на земле Царство Божие.



В обозрении содержания книги Исаии удобнее держаться хронологического порядка и разделять ее на четыре части, по вышеуказанному взгляду блаженного Иеронима.



Часть первая



(Исаии 1:2-5:30) содержит три пророческие речи, произнесенные во дни Озии Прокаженного, который вел войны с Филистимлянами, Аравитянами и Аммонитянами; содержал армию в 307,500 воинов, прекрасно вооруженных и обученных; приобрел себе громкую славу — но вместе с тем без сомнения истощил свое царство на чрезмерные военные издержки (2 Парал. 26:6-15[106]).



В первой речи, содержащейся в первой главе, Исаия, призвав небо и землю в свидетели, напоминает иудеям, что, увлекшись своими военными успехами и огромными вооружениями, оставив Господа своего Благодетеля и Отца (2 Парал. 26:16[107]), они сделались глупее вола и осла, которые знают своих хозяев и не забывают яслей, где подается им корм (1:2-3[108]). Иудеи спешат, так сказать, обогащаться грехами, хотя и без того у них от ног до головы нет целости или здорового места; нельзя отличить отдельного струпа, а все сплошь одна рана палящаяся и притом без средств к уврачеванию (1:4-6[109]). Все принесено в жертву бесконечным вооружениям, так что земля опустела как будто от нашествия неприятелей; остается один Иерусалим, как куща в винограднике: при всем том, если бы не Божественное охранение, то над ними повторилась бы судьба Содома и Гоморры (1:7-9[110]). Конечно, иудеи приносили множество жертв, но руками окровавленными; — праздновали новомесячия и субботы, но не оставляли греховной нечистоты и таким образом еще более прогневляли Бога (1:10-15[111]). Если бы иудеи старались отстать от порока, привыкали делать добро и слушались Господа, то Господь прощал бы их грехи и оградил бы их благоденствие лучше, нежели оно ограждено многочисленной армией (1:16-20[112]). Между тем сам Иерусалим теперь наполнен всякого рода несправедливостями; у его начальников сирота и вдовица не найдут защиты от притеснителей (1:21-23[113]). Но Господь наведет руку Свою на Иерусалим; очистит его в горниле бедствий; истребит беззаконных и восстановит истинное благочестие в первоначальном его виде, так что Иудеи постыдятся за дубравы, которые столь вожделенны, и посрамлены за сады — рощи, которые избрали себе (1:24-29).



(Si inveiiies locum aiitiquis quercubus densatnm, quse in magnam alti-tudinem creverunt, arborum proceritas, loci recessus, umbrse jucunditas subito tibi in mentem ingerit ibi deum quendam sedem habere. Сенека Epist. 67. Вообще у язычников было верование, что боги любят обитать в лесах и рощах; потому около храмов обыкновенно разводились высокорастущие и тенистые деревья).



Они, как теревинф или дуб потеряют листья (свою славу военную) и вся сила их или все войска и укрепления, все предпринимаемое ими для ограждения своей безопасности, будет как стебель репейника (в тексте – Исаии - отрепье – видимо часть репейника, может исторгнутая сорная трава); загорится от неблагоразумного поведения последующих царей, и и никто не потушит. (1:30-31; т.е. возбудится зависть соседей, которые общими силами истребят армию и разрушат укрепления (2 Парал. 28:5-8;[114] 4 Цар. 16:5-10[115]).



Вторая пророческая речь, произнесенная во времена Озии Прокаженного, содержится во второй, третьей и четвертой главах. Предмет ее — Иудея и Иерусалим (2:1[116]). И будет в последние дни, гора дома Господня будет поставлена во главу гор, т.е. во времена Мессии истинное Боговедение и Богопочтение, сосредоточенное теперь в храме на горе Мориа, возвысится, так что язычники будут учиться ему и променяют свои военные подвиги на мирную жизнь — таково назначение Иерусалима (2:2-5). Но что теперь? Иудея полна волхований, как первоначально — до поселения народа Божьего, как во времена Филистимлян (2:6[117]). Богатая военная добыча при Озии наполнила страну серебром и золотом; но эти металлы пошли на конницу, на военные колесницы и на идольские изваяния (2:7-8[118]). Такое поведение иудеев навлекает на них соответственное наказание — и страшный день мздовоздаяния приближается; он напомнит иудеям их ничтожество и заставит забыть идолов (2:9-22[119]). Господь отнимет у Иерусалима и у всей Иудеи всякое благосостояние и благоустройство; поставит юношей князьями их, и таким образом Иерусалим унизится и Иудея будет опустошена за непокорность Богу, за бесстыдство, подобное Содомскому (3:1-9[120]). Впрочем, на этот раз беда постигнет преимущественно одних беззаконников (3:10-11[121]); а поскольку иудеев располагали к языческим нравам вельможи и женщины, то Господь отнимет у этих последних их драгоценные наряды, мужей и детей (3:12-25). От опустошительной войны так оскудеет в Иудее мужской пол, что ухватятся семь женщин за одного мужчину в тот день, и скажут: "свой хлеб будем есть и свою одежду будем носить, только пусть будем называться твоим именем, — сними с нас позор," т.е. укоризну беззамужества (4:1). По таковом истреблении нечестивых Господь по прежнему будет покровителем Иудеи (4:2-6[122]).



Здесь, очевидно, предсказывается нашествие царей Сирийского и Израильского во времена Ахаза (2 Парал. 28:5-8,[123] 17-18[124]), а может быть и нашествие Сеннахирима в четырнадцатый год Езекии (4 Цар. 18:13[125]).



Третью пророческую речь произнесенную во дни Озии, составляет так называемая песнь Возлюбленному о винограднике его (“Воспою Возлюбленному моему песнь Возлюбленного моего о винограднике Его”; (Псал. 44:1-3;[126] 79:9-12[127]), изложенная в пятой главе.



У Возлюбленного моего был виноградник на вершине утучненной горы, хозяин крепко огородил его; насадил в нем отборные лозы; снабдил всем потребным и ждал добрых гроздов или крупных виноградных кистей; а виноградник уродил дикие ягоды и даже терние. Как поступить с таким неблагодарным виноградником? Отнять ограду, предать на разграбление и попрание; даже дождевому облаку не дозволить орошать его; — вот справедливое возмездие. Так хозяин и поступит со своим виноградником (5:1-6[128]). Затем пророк сам поясняет свою песнь или аллегорию. Виноградник означает дом Израилев или ветхозаветную Церковь; а царство Иудино — отборную или лучшую ее часть, вновь как будто устроенную и особенно любимую и оберегаемую или охраняемую; и в ней-то расплодились вопиющие беззакония и неправда (5:7[129]), ненасытное корыстолюбие (5:8-10[130]), беспросыпное пьянство с нераскаянностью или упорством во зле (5:11-18[131]), кощунством над угрозами и обличениями пророков (5:19[132]), извращением понятий о добре и зле, самомнением и неправосудием (5:20-23[133]). За это гнев Господа Саваофа истребит их: Господь даст знак народу отдаленному (Ассириянам), который прибежит как лев, схватит предоставленную ему добычу и не будет отъемлющего или защищающего (5:24-30[134]).



Вторая часть



Вторую часть книги Исаии составляет видение Сына Божия на высоком и превознесенном престоле, бывшее в год смерти царя Озии или в первый год царствования Иоафама, изложенное в шестой главе.



“Как он видел — я не знаю, говорит святой Иоанн Златоуст. О том, что видел, Исаия сказал. А как видел, — о том умолчал. Я принимаю сказанное; не любопытствую знать умолчанное; постигаю открытое, но не исследую сокрытого; ибо для того оно и сокрыто” (Беседа 6 на Исаию 6:1). Что действительно Сын Божий явился здесь Исаии, — это видно из свидетельства Иоанна Богослова, который в обличение неверия иудеев, указав на десятый стих шестой главы книги Исаии, заметил: сие сказал Исаия, когда видел славу Его и говорил о Нем (Иоан. 12:39-41[135]).



Из упоминаемых Исаией подробностей (вся земля полна славы Его!, поколебались верхи врат; и дом наполнился курениями; руке у него горящий уголь, который он взял клещами с жертвенника и проч.) можно заключать, что видение было в храме Иерусалимском, видимом месте присутствия Божия на земле. Сын Божий является как Царь, окруженный Серафимами (пламенеющими), которые не находят средств достойно восхвалить Его неприступную славу и нестерпимое величие (6:1-4[136]). При виде Господа Исаия почувствовал свое недостоинство и опасность смерти (Исх. 33:20;[137] Быт. 32:30;[138] Суд. 13:22[139]); тут один из Серафимов горящим углем коснулся уст его и сказал: вот, это коснулось уст твоих, и беззаконие твое удалено от тебя, и грех твой очищен (6:5-7). Тогда, услышав голос Господа: кого Мне послать? и кто пойдет для Нас? (стоящим в храме и живущим окрест Иерусалима), Исаия смело отвечал: вот я, пошли меня. Господь сказал ему (Исаии 6:5-10): пойди и скажи этому народу: слухом услышите — и не уразумеете, и очами смотреть будете — и не увидите. Ибо огрубело сердце народа сего, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их.



А когда Исаия спросил: доколе, Господи, будет продолжаться эта упорная нераскаянность иудеев, которую он уже видел и обличал в долговременное и славное царствование Озии? Тогда Господь открыл Своему пророку, может быть, в смущении и страхе взиравшему на возлагаемое на него трудное поручение, что упорство иудеев продолжится, пока земля их не останется пуста, т.е. что пророку предстоит борьба продолжительная и ожесточенная; впрочем, предстоящее запустение (которое внесут сначала Сирийцы и Израильтяне, а потом Ассирияне) будет непродолжительно; оставшиеся снова размножатся и будут святым поколением (6:11-13[140]).



Следовательно, описанное в шестой главе видение само по себе не ведет к заключению, что тут излагается первое призвание Исаии к пророческому служению. Это видение и призывание показывает только потребность в сильном и непоколебимом проповеднике среди предстоящих обстоятельств, более невыгодных, нежели какие были в царствование Озии Прокаженного, в целом преданного вере отцов и державшего народ в повиновении властной рукой. А Иоафам, благочестивый сам по себе, не имел твердости и отваги положить преграду идолослужению в народе (4 Цар. 15:33-35[141]). Преемник же Иоафама царь Ахаз открыто стал на сторону иностранных обычаев и культов (4 Цар. 16:10-16[142]); даже сына своего провел чрез огонь (4 Цар. 16:3[143]) и таким образом дал полную свободу чувственным наклонностям народа, удовольствием которому служило идолослужение, сопровождавшееся необузданным разгулом. Вероятно потому из царствования Иоафамова записано только одно это видение, что тогда необходимо было действовать для вразумления простого народа, а тут полезнее речь устная, нежели письменная. При известном благочестии царя аристократы также не дозволяли себе открытого идолослужения, а против тайного — также успешнее действовало устное слово. Содержание же устных речей и обозначено в призывании пророка на служение (Исаии 6:8-13).



Третья часть



Третья часть книги пророка Исаии содержит четыре пророческие речи, произнесенные в царствование Ахаза и изложенные от начала седьмой главы по двадцать седьмой стих четырнадцатой главы.



Первая пророческая речь во дни Ахаза произнесена по случаю нашествия Израильского и Сирийского царей на Иудею с намерением свергнуть Ахаза с престола и воцарить в ней сына Тавеилева. Союзники начали войну чрезвычайно счастливо: царь Сирийский в один день истребил 120,000 отборного Ахазова войска, а Израильтяне увели в плен 200,000 Иудеев (2 Парал. 28:6-8[144]). Кроме того отряды Идумеев и Филистимлян рассеялись по стране; грабили и забирали множество пленных по беззащитным городам и селам (2 Парал. 28:17-18[145]). Так-то как отрепье внезапно сгорела армия, созданная Озией — эта сила Иудейская (Исаии 1:31[146]), служившая угрозой соседям и вызвавшая с их стороны возмездие! Успехи и замыслы союзников произвели на Ахаза панический страх: и всколебалось сердце его и сердце народа его, как колеблются от ветра дерева в лесу (7:1-2). Для успокоения не столько нечестивого царя, сколько народа, среди бедствий склонного к бунту, а также для остановления замыслов некоторых изменников отечества (Исаии 7:5-8[147]), Исаия с сыном своим Шеар Ясувом (остаток спасется или сохранится), по указанию Божию, идет на место строящихся укреплений навстречу Ахазу и говорит ему: не страшись и да не унывает сердце твое от двух концов этих дымящихся головней (или огарков близких к тому, чтобы погаснуть, по изъяснению святого Иоанна Златоуста), т.е. от Рецина, царя Сирийского, и Факия, царя Израильского (7:3-4). Ибо хотя цари эти заключили союз против Иудеи, но это не состоится и не сбудется (7:5-7); их собственные владения останутся целыми и независимыми только до истечения 65-ти лет со времени изречения пророчества Амосова о Самарии (Амос. 5:27;[148] 7:11[149]), произнесенного в 25 год царствования Озии Прокаженного (след. 111 Озии остающиеся 27: Иоафама 16: Ахаза 16 и Езекии 6 лет — итого 65 лет); а потом царство Ефремово или Израильское пострадает от людей Ассирийской монархии (7:8-9[150]).



Но видя, что Ахаз, пославший просить помощи Фелгаффелласара, царя Ассирийского, и объявивший себя данником последнего (4 Цар. 16:5-8[151]), презрительно относится к вестнику воли Божией и не верит возвещаемой безопасности, Исаия предлагает царю просить знамения в глубине или на высоте, т.е. в области земной или небесной, по его выбору (7:10-11[152]). А когда Ахаз с кощунством отказался[153] от предлагаемого способа удостоверения, то Исаия, обличив его высокомерное презрение к пророкам и даже к Самому Богу, обращает речь ко всему дому Давидову, которому грозила опасность истребления в случае успеха царей Сирийского и Израильского, и говорит: слушайте же, дом Давидов!... Итак Сам Господь даст вам знамение: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил (7:12-14), т.е. знамением для удостоверения вашего в безопасности да будет величайшее дело человеколюбия Божия и особого благоволения к дому Давидову, а именно рождение Мессии от Девы из племени Давидова, по обетованию (2 Цар. 7:8-28). Следовательно дом Давидов не может быть истреблен до исполнения сего обетования, как бы ни казалась великой предстоящая опасность. Как несомненно, что Дева, без нарушения девства, вопреки законам природы человеческой, родит Еммануила — также достоверна и безопасность ваша от умысла врагов, хотя представляется вам невероятной. А земля, которой царей вы теперь боитесь, опустошена будет через столько же времени, считая от настоящего дня, сколько обыкновенно проходит от зачатия младенца до раскрытия в нем способности отличать добро от зла, т.е. полезное от вредного (7:15-16[154]).



Наоборот, выбранный Ахазом и считаемый надежным защитник, царь Ассирийский, будет опустошителем; при этом же поколении, по повелению Божию, он, так сказать, обреет Иудею, так что наилучшие виноградники сделаются диким лесом, а поля — пастбищем животных (7:17-25[155]). Поскольку это последнее предсказание казалось несбыточным, Исаия, по повелению Божию, при достоверных свидетелях пишет на большом новом свитке слова магер-шелах-хаш-баз (спешат на добычу, бегут на грабеж) и выставляет эту надпись на видном месте, вероятно, в храме (8:1-2[156]); потом новорожденному сыну своему дает тоже имя с изъяснением, что прежде нежели этот сын Исаии будет в состоянии произнести слова авви, имми (отец мой, мать моя), царь Ассирийский поведет в плен жителей Дамаска и Самарии, т.е. начнет опустошать и разрушать царство Израильское и Сирийское, восставшие против Иудеи (8:3-4[157]). За то, что этот народ (иудеи) пренебрегает водами Силоама, текущими тихо или, по переводу Халдейскому, невзлюбили царства дома Давидова спокойного и мирного, как воды Силоамского потока (таково было мирное 16-тилетнее предшествовавшее царствование Иоафама), а захотели иметь над собою властителями Раассона и Факия, царей в то время славных и воинственных (следовательно, нашествие Сириян и Израильтян было устроено заговорщиками и изменниками; а потому указание на обетование о рождении Еммануила из племени Давидова противопоставлено замыслам против этой династии и имеет в устах Исаии особый глубокий политический смысл), то в наказание за такую измену Господь наведет на Иудею царя самого могущественного и славного, — царя Ассирийского, который прольется на Иудею, как река многоводная все потопляющая; но тогда твои крыла, о Еммануил, прикроют землю твою (в коей ты имеешь родиться) и не допустят исполниться замыслам опустошителей (Ассириян). Да знают это язычники до отдаленных земель; да уразумеют сильные (вельможи Иерусалимские), что совет их против Иудеи разорится и слово их не сбудется (8:5-10[158]). Поэтому жители Иудейского царства не должны судить об угрожающих опасностях по общепринятым понятиям, по усвоенному тогда взгляду на могущество царей (8:11-12[159]); а должны бояться и свято чтить только Сущего (Саваофа) (8:13[160]); Он защитник; Он же и каратель Своего заблуждающегося народа (8:14-15[161]). Его повеления надобно ждать; с Его пророческим словом надобно советоваться, а не со чревовещателями и ворожеями (8:16-20[162]); иначе придет жестокое бедствие и доведет Иудеев до отчаяния и богохульства (8:21-22[163]). Впрочем, и это предсказываемое бедствие будет иметь конец. Как имеющие вскоре начаться бедствия унизят колено Завулоново и Неффалимово, так последующие за тем события прославят всю Галилею; она будет озарена светом великого Просветителя, коим явится из дома Давидова отрок — царь по своей природе, по имени Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира. Он распространит царство и мир, и утвердит престол Давидов законом и правдой на всю вечность. Ревность Господа Саваофа соделает это (9:1-7).



Таким образом первая речь, начатая на месте строившихся укреплений, сопровождалась поразительным символическим действием в храме среди народа, безмолвно внимавшего пророку под влиянием страха от вышеупомянутых понесенных поражений и недоверчиво смотревшего на царя и его советников. В этой речи по случаю умысла против Давидовой династии возвещается высокое назначение сего племени в следующих пророчествах:



1) о рождении Мессии от Девы, так что Он по-видимому станет походить на обыкновенных людей (масло или молоко и мед будет есть), а на самом деле будет Еммануилом или с нами живущим Богом (Исаии 7:14[164]). Исполнение сего пророчества указано Евангелистом Матфеем в рождении Иисуса Христа от Девы Марии (Матф. 1:23[165]);



2) о водворении Мессии в Галилее, которую Он просветит и осчастливит, так что там совершится тогда нечто похожее на день Мадиама или на победу Гедеона над Мадианитянами (Суд. 7:1-8, 23), когда полный успех произошел не от человеческих способностей или усилий, но от Божественной помощи и благословения (Исаии 9:1-4[166]). Исполнение его пророчества указано Евангелистом Матфеем в том обстоятельстве, что после крещения от Иоанна Господь оставил Назарет и поселился в Капернауме, в пределах колена Завулонова и Неффалимова, определенно поименованных в пророчестве Исаии (Матф. 4:13-16[167]); и, наконец,



3) о Eго качествах или наименованиях, показывающих в Нем истинное человечество (ибо младенец родился...), и вместе с тем беспредельную непостижимость, премудрость, всемогущество, мир и вечную правду (Исаии 9:6-7[168]); общее указание на исполнение этого пророчества можно находить в тех местах Нового Завета, где Богочеловеку усвояются вышеуказанные качества и свойства (Матф. 28:18[169]; Лук, 1:32-33;[170] Иоан. 4:10[171] и др.).



Вторая речь, произнесенная во времена Ахаза, излагается с восьмого стиха девятой главы[172] по четвертый стих десятой[173] (в форме единоокончания).



Предмет её — Самария или царство Израильское. Здесь, в противоположность вышеуказанной участи, которую готовили Израильтяне царству Иудейскому, пророк изображает участь, предстоящую им самим. Упомянув о самохвальстве Израильтян, мечтающих скоро оправиться от последствий контрибуции (4 Цар. 15:19-20[174]) и опеки царя Ассирийского Пула или Фула (кирпичи пали — построим из тесаного камня; сикоморы вырублены — заменим их кедрами (9:10)), пророк показывает, что они, не вразумляющиеся постепенностью наказаний, т.е. ни войною (9:8-12[175]), ни гражданскими беспорядками, вероятно, свержением одних и восшествием других царей на престол и междуцарствиями (9:13-17[176]), ни засухой и междуусобиями (9:19-21[177]), частью падут на предстоящей войне с Ассириянами, частью пойдут в плен (10:1-4[178]). Вероятно, здесь разумеется то, что Факию, сына Манаима, убил Факей, но сам свергнут с престола и потом убит Осией, последним царем Израильским. А до восшествия Осии на престол было девятилетнее междуцарствие, ибо свергшие Факия с престола неожиданно встретили сопротивление в его, Осии, приверженцах, с кем и вели девятилетнюю войну, пока Факей не был убит Осией, очистившим таким образом себе дорогу на Израильский престол.



Третья пророческая речь из произнесенных во дни Ахаза, излагается с пятого стиха десятой главы по двенадцатую главу. Эта речь направлена против Ассириян и произнесена, вероятно, вскоре после взятия Дамаска, когда быстрый успех или военное счастие пробудило в Ассириянах обширные завоевательные мечты насчет царства не только Израильского, но и Иудейского. Пророк обнаруживает эти мечты и излагает пути Божественного промысла, чтобы народ Иудейский понял, что решитель судьбы народов есть Сущий Бог Израилев. Ассур, жезл гнева Моего! и бич в руке его — Мое негодование! Я пошлю его против народа нечестивого и против народа гнева Моего; а он все успехи приписывает своей мудрости и могуществу (10:5-14). За таковую неуместную гордость, похожую на то, как будто секира может величаться пред секущим ею, Господь грозит у Ассириян отнять их преобладание над народами. Так остаток Израиля, т.е. царство Иудино, свергнет их иго (принятое Ахазом), и Иерусалимлянам пока не следует бояться Ассириян, хотя они и пойдут на Иерусалим через Аггай, Махмас до Новы (пророк за 20 лет или более столь ясно видит предстоящее нашествие Сеннахиримово, что пишет военный маршрут и в именах городов обозначает станции), даже погрозят рукой горе Сионской (10:15-33[179]). Но тогда Господь сорвет или вырубит эти красивые величающиеся ветви, т.е. Ангел погубляющий истребит лучшую часть Ассирийского войска (10:33-34[180]).



Ибо из усеченного дерева Иессеева произойдет отрасль или, по изложению в Халдейском парафразе, взыдет царь от сынов Иессея, и Мессия от сынов — сынов его помажется и и почиет на нем Дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия; и страхом Господним исполнится (11:1-3). Он произведет совершенную перемену в людях и умиротворит народы, так что волк будет жить вместе с ягненком, он наполнит всю землю боговедением, и соберет изгнанников Израиля, и рассеянных Иудеев созовет от четырех концов земли (11:4-16). В то время Иудей скажет: Славлю Тебя, Господи; Ты гневался на меня, но отвратил гнев Твой и утешил меня (12:1-6).



В этой речи Исаии основанием особого Божия благоволения к царству Иудину указывается происхождение Мессии от племени Давидова (11:1-10[181]). Пророчество сие замечательно тем,



1) что указывает рождение Мессии в то время, когда дерево дома Иессеева будет усечено до корня, т.е. когда потомство Давидово лишится царского престола и будет скудно членами;



2) что Мессия сделается известен по Духу Божию, по духу страха Божия (Odorari faciet eum in timore Domini, по первому Ватабли.), т.е. по нравственно-духовным качествам и свойствам, а не по военной славе и не по завоевательным наклонностям, как мечтали Иудеи(11:2-3[182]);



3) что он произведет совершенный переворот на земле или переродит людей, так что они оставят свои привычки и изменят самые инстинкты (пастись будут волки с ягнятами; лев будет питаться соломой); но этот переворот будет чисто нравственный и достигнется мирными средствами, преимущественно распространением Боговедения (11:4-9);



4) что Мессия станет как знамя для народов, обратятся язычники, — и покой Его будет слава (11:10), т.е. Церковь Христова составится преимущественно из язычников, так что иудейский элемент будет в ней сравнительно неприметен; — и наконец,



5) что спасение будет делом исключительно милости или благодати Божией. Как освобождение Иерусалима от войска Ассирийского произведено рукой Ангела погубляющего, — иудеям осталось только брать добычу: так точно и во времена Мессии верующие будут в радости… почерпать воду из источников спасения (12:3), каковые источники будут открыты и доступны всякому. Конечно, Господь наказывает человека, но для исправления и спасения, чтобы сделать его способным к получению и употреблению даров милосердия небесного (12:1-4).



Четвертая и последняя из произнесенных при Ахазе пророческая речь Исаии есть видение или бремя на Вавилон, изложена в тринадцатой и четырнадцатой главах (13:1-14:27) и изображает как предстоящее величие Вавилонского царства, тогда еще бывшего одной из областей Ассирийского царства, так и имеющее постигнуть его разрушение Мидо-Персами.



Эта речь составляет дополнение и определение вышеизложенной первой речи, т.е. она показывает, что Ассирия тогда преимущественно сделается всепожирающей и гибельной, когда столицей ее будет Вавилон, а не Ниневия. Пророчество это изложено в драматической форме, т.е. судьба Вавилона представлена совершающейся перед глазами читателей. Сначала поднимается знамя и дается повеление идти в ворота властелинов, т.е. Вавилонян (13:1-2[183]). Потом изображается шум необыкновенный, как бы от собрания целых царств и народов, созванных Господом для разрушения Вавилонского царства (13:3-5[184]). От предстоящих бедствий все испугались; даже звезды и солнце потеряли свой обычный блеск (13:6-10[185]). Мир греха, величие притеснителей будут низложены, так что там люди или жители сделаются редкостью и все порабощенные народы возвратятся в свои родные страны (13:11-16[186]). Вот Я возбуждаю Мидян, говорит Господь, они беспощадно истребят жителей... и Вавилон, краса царств, великолепие славы Халдеев, будет низвержен, как Содом и Гоморра; не населится в вечное время (13:17-22[187]). Тогда Израильтяне, уведенные в плен Фелгафелласаром, и жители Иудеи, обреченные подвергнуться той же участи, также возвратятся в отечество, будут жить на земле своей безопасно и принимать или подчинять себе пришельцев из язычества (14:1- 2[188]). По таковом успокоении от постигших бедствий Иудеи будут с изумлением вспоминать падение величайшего и могущественнейшего из земных царей — царя Вавилонского, который говаривал в уме своем: взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой.... буду подобен Всевышнему (14:3-14). А теперь он на диво всем низвержен во ад, в преисподнюю; таков неизменный совет Всевышнего. Господь Бог определил, и кто может отменить это? или остановить исполнение сего совета? И руку Его высокую или поднятую на поражение кто отвратит или отведет в сторону? (14:15-27). Таким образом в этом пророчестве Исаии, произнесенном за семьсот лет до Рождества Христова, точно определена судьба Вавилона, продолжающаяся до настоящего времени.



Четвертая часть



Четвертая часть книги пророка Исаии содержит пророческие речи, произнесенные во дни Езекии, царя Иудейского, и простирается с двадцать восьмого стиха четырнадцатой главы до конца книги. Чем смутнее становились времена от пробуждения завоевательных замыслов властителей и от возникновения новых и новых честолюбцев, быстро сменявшихся на окровавленных престолах, чем запутаннее делались отношения незначительного Иудейского царства к окружающим его соседним народам, частью более могущественным и сильным, частью более воинственным и хитрым, тем с большей ясностью и настойчивостью Исаия раскрывает своим современникам пути Божественного промысла и старается в умах их утвердить ту истину, что Господь, строго наказующий за беззакония, не отнимет своих обетований от потомства Авраамова; — что благоденствие народов на земле зависит от воли Божией; — и что путем страданий и переворотов Господь поведет народ Свой к познанию истины и к восстановлению законного поклонения Богу, когда этот народ стал упорно держаться языческих нравов и обычаев. Эта обширнейшая часть книги Исаии подразделяется на три отделения: пророческие речи, произнесенные в первые тринадцать лет Езекии (14:28-35, 10), историю или описание некоторых современных происшествий и обстоятельств (36:1-39:8) и, так называемое, утешительное воззвание ко всему народу Иудейскому или пророчества, произнесенные под конец жизни Исаии (40:1-66, 24).



1) Отделение первое



Оно содержит девять пророческих речей, произнесенных в царствование Езекии. Первая из этих речей произнесена в год смерти Ахаза или в первый год царствования Езекии в адрес иноплеменников и филистимлян и содержится в последних пяти стихах четырнадцатой главы. Здесь Исаия говорит, чтобы Филистимляне не радовались, что сокрушился ярем бьющего их (вероятно Озии и Иоафама, после которых при Ахазе Филистимляне отступили и совершили нападение на Иудею (2 Парал. 26:6-7;[189] 27:18 и др.), так как явился теперь государь (Езекия) еще более сильный для их поражения (4 Цар. 18:8[190]); потому вестники народов говорят, что Господь утвердил Сион, и в нем найдут убежище бедные из народа Его (14:28-32).



Вторая пророческая речь из произнесенных во дни Езекии обращена против Моавитян и содержится в пятнадцатой и шестнадцатой главах. Исчислением городов Моавитских, один за другим падающих от руки завоевателей, пророк изображает путь этих последних, имеющих вторгнуться в Моавитиду с восточных границ (15:1-9[191]); потом показывает, что Моавитяне, постепенно отступающие к западу от преследующих врагов, приблизились к потоку Арнону (Числ. 21:24;[192] Втор. 2:29[193]) и просят дозволения укрыться в земле Иудейской, но за свою гордость не получают на это дозволения (16:1-6[194]). После этого изложения своих скорбных чувств, выразив предстоящее страшное опустошение царства Моавитского (16:7-12[195]), пророк объявляет, что таково слово, которое сказал Господ на Моава, и оно исполнится или начнет сбываться через три года не далее (16:13-14). Очевидно, здесь пророк говорит об опустошениях, внесенных в Моавитскую землю походами Салманассара и его преемников.



Третья пророческая речь из произнесенных во дни Езекии излагается в семнадцатой и восемнадцатой главах; она обращена на Дамаск и союзную с ним Самарию. Здесь пророк объявляет, что Дамаск возьмется или исключится из числа городов, и будет в тот день помрачение славы Иаковля или царства Израильского. Не Богонареченным именем Израиля, но человеческим именем Иакова названо здесь царство Израильское, вероятно потому, что оно служило претыканием или соблазном для остальной части народа Божия, составлявшей Иудино царство. Предстоящее опустошение пророк уподобляет уборке жнецами поля и обиванию маслин (17:1-6[196]) и оно будет наказанием за оставление Бога, за идолопоклонство (17:7-10[197]) и за опустошение Иудеи при Ахазе (17:11-14[198]). А затеянный союз с Египтом не поможет Сирии и царству Израильскому (18:1-3[199]); ибо такова воля Божия (18:4-7[200]), и она исполнилась в шестой год Езекии (4 Цар. 18:9-12[201]).



В подтверждение своих слов о бесполезности союза с Египтом Исаия в следующей за тем четвертой речи изображает участь того великого и знаменитого царства. Эта речь и относящееся к ней символическое действие изложены в девятнадцатой и двадцатой главах. Пророк видит, что в Египте возникают мятежи; восстанет брат против брата и друг против друга, город с городом, царство с царством; эти мятежи кончатся тем, что Египет достанется в руки жестоких властителей (19:1-4). К гражданским мятежам и переворотам присоединится некоторое всеразрушающее действие природы, так что Египтяне вынуждены будут пить воду морскую и лишатся местностей, где возделывали лен, производили рыбную ловлю и другие промыслы (19:5-10[202]); вся Египетская мудрость не в состоянии будет отвратить эти бедствия и исправить проистекающий от них вред (19:11-17). Но после таковых переворотов в Египте жертвенник Господу будет посреди земли Египетской и памятник Господу — у пределов ее, так что наконец Египтяне и Ассирияне будут служить Сущему вместе с Иудеями (19:18-25[203]).



К этому предсказанию присоединено символическое действие, вероятно потому, что предсказание казалось невероятным по причине несокрушимого до тех пор могущества Египетского царства. Исаия снял вретище с чресл и сбросил сандалии с ног своих и три года ходил наг и бос в предзнаменование позорного рабства, предстоящего Египту. При этом сказано: как Исаия ходил наг и бос, так царь Ассирийский отведет Египтян в плен нагими и босыми, т.е. обратит в самое позорное рабство (20:1-5). Тогда живущие во острове сем (т.е. в Иудеи, окруженной со всех сторон разлившимися завоеваниями и опустошениями Ассириян, как островок окружается непроходимыми водами) скажут: вот каковы те, на которых мы надеялись и к которым прибегали за помощью, чтобы спастись от царя Ассирийского! и как спаслись бы мы? (20:6). Таким образом в этом пророчестве изображена участь Египта от времен додекархии или Псамметиха (около 700 л. до Рождества Христова) до поселения в нем Иудеев при преемниках Александра Македонского, а по мнению других, до распространения Евангельской проповеди в Египетских пределах.



Блаженный Иероним считает здесь Египет типом всего язычества, побежденного Евангелием, и это мнение принимается многими толкователями, так как по отрывочности и краткости речи трудно применить это пророчество к известным историческим обстоятельствам Египта (Curs. Complet. Sacrae Scripturae tom. XVIII pag. 1057). Известно также, что данным пророчеством Исаии Ония, сын Иудейского первосвященника Онии III, убедил Птоломея Филометора дать дозволение (за 162 года до Рождества Христова) на построение храма истинному Богу в Египте близ Илиополя, — и что христианские православные писатели в первых двух стихах этой речи Исаии (19:1-2) видят пророчество о бегстве Иисуса Христа в Египет от Ирода Великого, где от Лица его пали местные идолы (Созомена Hist. lib. сар. 21).



Пятая пророческая речь из произнесенных в царствование Езекии излагается в двадцать первой главе и надписана: “видение пустыни” (“Пророчество о пустыне приморской”, по тексту Синодального перевода) — очевидно, в соответствие с прежде изложенным пророчеством в тринадцатой и четырнадцатой главах, где сказано между прочим, что Вавилон не населится в вечное время (Исаии 13:19-20[204]). Здесь изображается взятие Вавилона Мидо-Еламитянами под предводительством Кира, во время пиршества князей, как оно действительно и случилось (Дан. 5:1-31[205]), и оно возвещается в утешение Иудеям в виду предстоящих страшных бедствий (21:1-10). С той же, конечно, целью излагается предстоящее запустение Идумеи и всей Аравии, так что и луков у храбрых сынов Кидара останется немного — этих самых отважных хищников, происходивших от Кидара, сына Измаилова, я населявших каменистую Аравию (21:11-17).



Шестая пророческая речь из произнесенных во дни Езекии есть видение дебри Сиона или, с подлинника, грозное слово на холме видений (в Синодальном переводе – “Пророчество о долине видения”) и содержится в двадцать второй главе. Пророк созерцает какое-то необыкновенное волнение, какое-то несоответственное веселье в Иерусалиме после неприятельского нашествия, потребовавшего значительных средств к обороне (22:1-10[206]); причем не было обращено должного внимания на Бога, предвозвестившего эти происшествия (22:11[207]). Минувшим наказанием Господь, несомненно, внушал покаяние и обращение — а у них устраивается веселое пиршество (22:12;[208] сн. 4 Цар. 20:12-20[209]). За то не будет прощено вам это нечестие, пока не умрете, говорит пророк Иерусалимлянам (22:13-14[210]). В частности предсказывается здесь падение царедворцу Севне и возвышение на место его Елиакима (22:15-25;[211] 4 Цар. 18:18-26,[212] 37[213]). Это последнее предсказание показывает, что Господь устраивает участь не только царств, но и в частности каждого человека; следовательно оно утверждает веру в милосердие и правосудие Божие.



Седьмая пророческая речь из произнесенных при Езекии есть видение на Тир, (или пророчество о Тире) изложенное в двадцать третьей главе. В этом видении открыто предстоявшее славным и богатым Ханаанским городам Тиру и Сидону запустение на семьдесят лет, по прошествии которых Тир восстановится в прежней славе; но потом и этот знаменитый город будет служить Господу (23:1-18[214]). Вероятно — здесь имеется ввиду разорение Тира Навуходоносором, после чего Тир был восстановлен; а последние слова пророчества указывают на утверждение Церкви Христовой в этом городе святыми Апостолами (Деян. 8:40;[215] 21:3-5[216]).



Восьмая пророческая речь из произнесенных во времена Езекии излагается с двадцать четвертой по двадцать седьмую главу. Здесь пророк говорит, что Господь опустошит вселенную, рассеет живущих на ней и совершенно изменит гражданское устройство государств (24:1-18); шатается земля... и беззаконие её тяготеет на ней (24:19-22). Сии перевороты, совершающиеся в соседних царствах, но минующие Иудею, покажут, когда Господь воцарится в Сионе и в Иерусалиме (24:23); они возбудят людей к прославлению Его святого имени; ибо сотворил Он чудные дела, выполнил совет древний и истинный, когда истребил сильные беззаконные города и оказал защиту слабым обидимым (25:1-5). Затем на горе сей (т.е. в Иерусалиме) некогда сотворит Господь пир всем язычникам, уничтожит смерть и отрет всякую слезу от всякого лица (25:6-9[217]), тогда как самая Моавитида, не испытавшая набегов неприятельских, будет потоптана, как топчут ток, колесницами (25:10-12[218]). Тогда в земле Иудейской воспоют песнь: город крепкий у нас, спасение дал Он вместо стены и вала. Отворяйте врата, да войдет народ праведный, хранящий истину (26:1-2), славословящие Господа, воскресшие из своего мертвенного греховного состояния (26:3-19[219]). Посему народ Божий должен укрыться на некоторое время, укройся на мгновение, доколе не пройдет гнев Господень (26:20). Ибо вот Господь выходит из святого места Своего наказать живущих на земле (26:21[220]) и навести меч Свой на левиафана, змия лукавого, и убить левиафана, чудовище морское (27:1) а виноградник Свой (Иудею) Господь хранит тщательно; истребляет в нем только терние и волчцы и со временем соберет рассеянных Cвоих из Ассирии и из Египта, чтобы они поклонялись Господу на святой горе и в Иерусалиме (27:2-13).



Из этого очевидно, что обозреваемая восьмая речь Исаии есть как бы сокращение и подтверждение всех предыдущих его пророчеств о судьбе Иудеи и соседних царств: — и что упоминаемые в ней перевороты произведены походами Салманассара и Сеннахирима, в первые двенадцать лет царствования Езекии. В этой речи замечательна влагаемая в уста Иерусалимлян песнь, служащая основанием пятой песни церковных или Богослужебных канонов (26:1-19[221]). Она также называется песнию о временах Мессии, потому что выражает сильное ожидание небесного спасения или Спасителя, так как без воздействия росы от Бога невозможно нравственное исправление или возрождение человека, и только в союзе с Богом можно находить нерушимую безопасность. Как в предыдущих пророчествах об участи Иудеи в основание особой к ней милости Божией полагается обетование о происхождении Мессии от царствовавшего там племени Давидова, так и в этой песни причина удивительной целости Иудеи в первые тринадцать лет царствования Езекии среди опустошения прочих царств указывается в том, что не стены и валы, но дарованное или усвоенное Иерусалиму Спасение или Спаситель человечества служит ограждением этого города, так что можно бы без боязни отворить городские ворота — пусть входят праведники, уповающие на Господа. А беззаконники, подобно превознесенному и укрепленному городу (Самарии, стоявшей на горе и взятой Ассириянами в шестой год Езекии), будут низвергнуты во прах на попрание всякому прохожему. Добродетель и правда во всем благоуспешны, а беззаконника следует вразумлять наказаниями; иначе он никогда не научится правде и не поймет высоких путей Промысла. В былое время (напр. при Ахазе) и мы, иудеи решались жить без Тебя, Сущий, выбрали себе других владык или богов (4 Цар. 16:7-16[222]); но Ты взглянул, и владык наших не стало; мы оказались во всем безуспешными и как бы омертвевшими. Теперь же при Твоем явлении воскреснут мертвые, восстанут из праха самые трупы, орошенные росою Твоего света, тогда как земля, т.е. обыкновенные понятия и обычаи человеческие, по-прежнему производят Рефаимов или безбожных исполинов, навлекающих небесное правосудие, которое и не умедлит придти и от которого благочестивые должны уйти во внутренние свои покои и запереть свои двери, т.е. на время устраниться от занятий и в уединении переждать невзгоду или бедствия, которые нанесет Иудее богохульное Сеннахиримово войско.



Девятая и последняя пророческая речь из произнесенных в первые годы царствования Езекии излагается с двадцать восьмой по тридцать пятую главу. Она произнесена перед нашествием Сеннахирима на Иудею, бывшим в четырнадцатый год Езекии; ибо пророк говорит здесь, что чрез год и несколько дней начнутся предсказываемые бедствия (Исаии 32:10). В этой речи изображена предстоящая участь Иудеи, очевидно, для руководства народа в перенесении грядущих бедствий.



“Горе венку гордости пьяных Ефремлян, увядшему цветку красивого убранства его” (28:1) говорит пророк. В ней все, и жрецы и пророки, сбиваются с пути от сикеры (28:1-7) и отвергли наставления Божии (28:9-10[223]). За то и преподано им наставление иным языком: они упали в беду, сокрушились и уведены в плен (28:11-13[224]). Теперь услышите слово Господне..., князи людей, сущих в Иерусалиме. Вы заключили совет с адом (Очевидно, здесь указание на союз с Египтом, и приводимая пословица имеет буквальный смысл такой: ад нам свой брат, — не тронет. А истинное переносное значение ее таково: “став в семейство языческих государств, мы не должны их бояться, потому что члены семейства не дадут один другого в обиду.” Короче, здесь выражается всецелое отрицание надежды на Бога, а проповедуется упование на силу человеческую.) и надеетесь преуспевать обманами, тогда как основанием благоденствия Сиона Господь положил камень испытанный, краеугольный, драгоценный, крепко утвержденный, как сказано в книге псалмов (Псал. 117:22[225]), и как во времена Давида, так и теперь верующий в него не постыдится (28:14-17[226]); ваши же умыслы Господь разрушит и понесется бурей на нечестивых, как было на горе Фарасине (1 Парал. 14:11;[227] 2 Цар. 5:20[228]) и в долине Гаваонской (Иис. Нав. 10:10[229]), хотя будет действовать с некоторыми промежутками и употреблять средства не всегда одинаковые, подобно тому как земледелец не беспрестанно пашет землю и не одинаковыми орудиями вымолачивает все роды хлебных растений (28:23-29[230]). И увы! Через некоторое время Иерусалим — этот Ариил (лев-город) будет пойман в клетку или заключен в тесную осаду и крайне унижен врагами многочисленными, как пыль подколесная (29:1-6[231]). Впрочем, эти многочисленные враги будут Иерусалим считать своей добычей только в своих мечтах; а на самом деле он им не достанется. Как спящий иногда видит во сне, будто он ест и пьет, а проснувшись чувствует себя по-прежнему голодным и жаждущим: так будет богатство или множество народов, воюющих против горы Сиона, владеть оною только мечтательно (29:7-8). Конечно, эти предсказания теперь для Иерусалимлян не понятны, как содержание книги запечатанной (29:9-12[232]); но это происходит от того, что приближаются ко Мне людие сии устами своими, и устами своими почитают Меня, сердце же их далеко отстоит от Меня; — и что они судят по своему; в тайне затевают установить свой порядок в мире, как будто брение учит горшечника (29:13-16[233]). Впрочем, скоро эти предсказания сделаются столь ясными, что глухие и слепые поймут их на опыте, когда многое перевернется кверху дном: Ливан сделается садом, а сад — диким лесом (29:17-18[234]). Тогда страждущие найдут отраду в Господе и научат детей своих страху Божию (29:19-24[235]).



А теперь что? Увы, чада непокорные! Вы, не вопросив меня, заключаете союз с Египтом; но сия надежда обманет (30:1-7[236]). Теперь, говорит Господь Исаии, пойди, начертай это на доске у них, и впиши это в книгу... Ибо это народ мятежный, дети лживые, дети, которые не хотят слушать закона Господня (30:8-9). Они запрещают пророкам говорить правду..., и этот грех доведет их до состояния, как сокрушают глиняный сосуд, разбивая его без пощады, так что в обломках его не найдется и черепка, чтобы взять огня с очага или зачерпнуть воды из водоема (30:9-14). Господь говорит им: оставаясь на месте и в покое, вы спаслись бы, т.е. нравственным исправлением, точным исполнением принятых обязательств и отсутствием военных приготовлений, навлекающих подозрение; а они готовят конницу, говоря: мы на конях убежим, — зато и убежите; мы на быстрых ускачем, — зато и преследующие вас будут быстры. От угрозы одного побежит тысяча..... и остаток ваш будет как веха на вершине горы и как знамя на холме (30:15-17). И при всем том Господь медлит, чтобы помиловать вас, если вы покаетесь и оставите идолов (30:18-22[237]). Тогда возвратится к вам благоденствие совершенное (30:23-26[238]). Ярость гнева Божия прольется на язычников, а вы со свирелью пойдете на гору Господню, к Богу Израилеву (30:27-30). Самые Ассирияне поражены будут язвою в долине Тофеф или на долине Енномовой и достанутся в пищу огню, когда трупы 185,000 падших от руки Ангела погубляющего будут на ней преданы сожжению в предотвращение заразы (30:31-33[239]). Вы ищете помощи у Египтян, а не у Бога, как будто человек может заменить Всемогущего. Не Египтяне, но Сам Господь, как лев, вступится за гору Сион... И падет Ассур не от меча человеческого, и не меч человеческий потребит его, он избежит от меча... (31:1-9). А царь (Езекия) будет царствовать в правде, восстановит упадшее правосудие и поддержит уважение к истине (32:1-8[240]). Но до наступления этого счастья, считая от переживаемого времени, несколько дней сверх года, и ужаснетесь, беспечные дщери Иерусалимские; на земле народа моего будут расти терны и волчцы, равно и на всех домах веселья в ликующем городе, т.е. настанет запустение (32:9-14) и оно продолжится, доколе не изольется на вас Дух свыше; и пустыня не сделается садом; тогда будет возвращено Иудеям благоденствие (32:15-20).



А ты, опустошитель (народ Ассирийский), знай, что когда кончишь порученное тебе опустошение от Господа, тогда опустошат и тебя (33:1[241]). Живущих же в Сионе Господь сохранит, истребив между ними одних беззаконников; Господ царь наш, Той и спасет нас (33:2-24[242]). Но да будет известно также, что грядет гнев Господень на вся народы, еже погубить их и предать на заклание и во первых, снидет меч Господень на Идумею и произведет в ней запустение, которое потом распространится повсюду (34:1-17[243]), частью — завоеваниями царей Вавилонских, Персидских и Александра Македонского, частью — царей Сирийских, Египетских, Карфагенян и Римлян, опустошавших и материально и нравственно. Но да возрадуется и эта пустыня языческая: ей дана будет слава Ливанова и честь Кармилова. Бог Сам придет и спасет. Тогда отверзутся очи слепых и уши глухих отверзутся. Тогда хромой вскочит, как олень, и язык немого будет петь; ибо пробьются воды в пустыне, и в степи — потоки. (35:1-7). И будет там большая дорога, и путь по ней назовется путем святы… и возвратятся избавленные Господом, придут на Сион с радостным восклицанием; и радость вечная будет над головою их (35:8-10).



В обозреваемой девятой речи из произнесенных в первые тринадцать лет царствования Езекии, замечательны два места: о краеугольном камне, положенном в основание Сиона (Исаии 28:16), и о пустыне жаждущей (35:1-10). Первое из этих мест, очевидно, указывает на Псал. 117:22,[244] где под именем камня, отвергнутого строителями царства Иудейского, Саулом и его приближенными, подразумевается Давид, ставший основанием этого царства и утверждением столицы его Сиона, честным и мирным образом восторжествовавший над сильными и многочисленными своими врагами, именно — путем терпения и послушания воле Божией; — при появлении своем бывший соблазном для народа; т.е. для веровавших помазанию Самуилову — избранник Божий, а для взиравших на него глазами Елиава (1 Цар. 17:28[245]) — ненасытный честолюбец.



Таковыми качествами и обстоятельствами Давид прообразовал Мессию (Мат. 21:42[246]). Поэтому святые Апостолы Петр (1 Петр. 2:6-8[247]) и Павел (Римл. 9:33;[248] 10:11[249]) приводят вышеозначенное изречение Исаии, как пророчество о Христе Иисусе, служащее объяснением разномыслия о нем Иудеев и твердым основанием непостыдной христианской веры.



Второе место (35:1-10) по ходу речи у пророка Исаии указывает на утверждение Церкви Христовой преимущественно между язычниками. Как Иудеев только бедствиями и пленением Господь доведет до непоколебимости в вере отцов, так и в мире языческом страшными опустошениями и переворотами пробудит Он жажду истинной религии. Ибо среди сих переворотов или, по выражению пророка, в день суда Господня у язычников превратятся реки в смолу и прах в серу, будет земля их горящею, не будет гаснуть ни днем, ни ночью (Исаии 34:9-10[250]), т.е. все объято будет пламенем диких страстей; взаимные отношения людей установятся под влиянием личного произвола и расчета; не будут уважаемы ни правда, ни истина; погаснут чувства доброжелательности и сострадания; над всем и у всех воцарятся влечения грубых инстинктов; самые боги будут игрушками в руках завоевателей, и естественная религия, превращенная в идолослужение, потеряет свое влияние на человека..... Тогда у язычников настанет нравственное запустение, среди которого утвердятся самые нелепые понятия и религиозные учения; суеверия, как дикие кошки, шакалы, филины и ночные страшилища, будут перекликаться между собою или дополняться одно другим (Исаии 34:13-15[251]). Но поскольку правда и истина присущи человеку, и он никогда не может совершенно отрешиться от религиозно-нравственных потребностей своей совести, то вышеупомянутые перевороты и опустошения, по устроению Божию, покажут язычникам несостоятельность их религиозных воззрений и учреждений; пробудят томительную жажду истинной религии, действительно просвещающей и спасающей.



Водворить сию религию придет Сам Господь. Тогда слепые увидят, глухие услышат; все недостатки восполнятся. Тогда и среди язычников процветут наилучшие нравственные качества, и будут созревать самые высокие добродетели. Слава Ливанова дана будет им, великолепие Кармила и Сарона. Словами сего пророчества Исаии Господь дает ответ недоумевавшим о Нем ученикам Иоанновым: пойдите, скажите Иоанну, что слышите и видите: слепые прозревают и хромые ходят, прокаженные очищаются и глухие слышат, мертвые воскресают и нищие благовествуют (Матф. 11:4-5; Лук. 7:22). А святой Апостол Павел словами этого пророчества утверждает слабых в вере: итак укрепите опустившиеся руки и ослабевшие колени (Евр. 12:12). Имея в виду это пророчество Исаии, Церковь воспевает: “процвела есть пустыня яко крин, Господи, языческая неплодящая Церковь пришествием Твоим.”



2) Отделение второе



Содержит историю или описание некоторых замечательнейших обстоятельств царствования Езекии, в которых Исаия принимал ближайшее или непосредственное участие, а именно:



1) описание нашествия Сеннахиримова на Иудею и осады Иерусалима в четырнадцатый год Езекии, царя Иудейского, когда, по молитвам Исаии, истреблено 185,000 богохульного войска Ассирийского (Исаии 36:1-37:38;[252] ср. 4 Цар. 18:14-19:37;[253] Апок. 8:2-9);



2) повествование о болезни и выздоровлении царя Езекии на пятнадцатом году его царствования (Исаии 38:1-22;[254] ср. 4 Цар. 20:1-11[255]); и



3) описание прибытия послов царя Вавилонского Меродаха Валадана, коим обрадованный Езекия показал все сокровища царские, увлекшись тщеславием и упованием на могущество человеческое; за что и услышал от Исаии: выслушай слово Господа Саваофа: вот, придут дни, и все, что есть в доме твоем и что собрали отцы твои до сего дня, будет унесено в Вавилон; ничего не останется, говорит Господь. И возьмут из сыновей твоих, которые произойдут от тебя, которых ты родишь — и они будут евнухами во дворце царя Вавилонского (Исаии 39:1-8; сн. 4 Цар. 20:12-20;[256] 2 Парал. 32:31-33[257]).



В связи с предыдущими речами первые два из описанных обстоятельств фактически показали иудеям, что Господь верен в слове и готов избавлять призывающих Его от всякой беды. А последнее обстоятельство обнаружило слабость религиозных убеждений тогдашнего поколения и вполне оправдывает ниже изложенные пути Божественного промысла, т.е. что для исправления иудеев был нужен бич страшного завоевателя и жестокого поработителя.



3) Отделение третье



Начинается оно с сороковой главы и простирается до конца книги Исаии, содержит, так называемое, утешительное воззвание ко всему Еврейскому народу, написанное после упомянутого откровения воли Божией о переходе сокровищ царя Иудейского в Вавилон, где само собою подразумевалось пленение Вавилонское.



Таким образом, поскольку десять колен, составлявших царство Израильское, уже отведены были и рассеяны за Евфратом в шестой год царствования Езекии, а остальным двум коленам, составлявшим царство Иудино, указана около пятнадцатого года Езекии такая же участь, то, очевидно, весь народ Божий имел нужду в утешении и в прояснении своей судьбы, страшно изменившейся вопреки обетованиям, которые даны Патриархам. Посему в этом воззвании изображается беспредельное величие, строгое правосудие и вместе неизреченное милосердие Божие, в самом порабощении устрояющее льготы Своему народу, в унижении — его славу; правосудие, и на чужбине развивающее любовь к Богу своих предков и к отечественным обычаям. Поддерживается также надежда на освобождение из плена и возвращение в отечество с установлением одного царства, в котором Иерусалим будет столицей; и, наконец, изображается имеющее последовать освобождение всего рода человеческого от уз греха и от власти диавола.



После вступления, в котором изображается несомненность избавления, как бы уже начинающегося (40:1-11[258]), пророк соответственно порядку порабощений излагает утешение сначала Израильтянам (40:12-49:13[259]), а потом Иудеям (49:14-52:12) и, наконец, общие обеим половинам народа высокие обетования о пришествии Мессии, о совершении искупления человеческого рода, об утверждении царства Божия на земле, о призвании язычников, которые составят большинство членов сего царства, и о судьбе его противников или врагов (52:13-66:24[260]).



В этом последнем отделении своего воззвания пророк весьма часто пользуется аналогией царства земного и гражданского с царством небесным или нравственным. Порабощение и предстоящее освобождение и утверждение вновь самостоятельности царства Еврейского ставится ручательством истины обетований об искуплении и возрождении человеческого рода. Грехи разрушили завет, навлекли порабощение и составляют препятствие к возвращению в отечество; грехи же или укоренившиеся материалистические взгляды и преобладание чувственных наклонностей составят коренное препятствие к вступлению в царство Мессии, вне которого нет спасения. Поэтому проповедуется всем покаяние и исправление, как необходимые предварительные условия к восприятию даруемого спасения.



Утешайте, утешайте народ Мой, говорит Бог ваш, или непрестанно напоминайте им о приближающемся спасении, ибо вот в пустыне уже раздается голос: исправьте путь Господу, идущему спасать народ Свой (40:1-5; ср. Иоан. 1:23). Могущество и слава народов (в том числе и Вавилонян) скоропреходящи, как цвет на траве; неизменны только определения и обетования Божии (40:6-8[261]). Итак, взойди на высокую гору и велегласно скажи Иерусалиму, что возвратить отторгшийся и собрать рассеянный Свой народ идет заботливый Пастырь — Господь всемогущий, премудрый и столь великий, что все народы пред Ним, как капля из ведра — и что если бы захотели достойно почтить Его, то дубравы Ливанской не достало бы на дрова — и всех четвероногих земных на всесожжение, достойное Ему (40:9-17[262]). Поэтому не безрассудно ли изображают Его в каких-либо формах или видах, как сделали Израильтяне в золотых своих тельцах, из подражания язычникам ставящим неподвижного идола, — как будто Израильтянам не возвестилось сперва то коренное и гласное понятие, что Господь есть Вседержитель, раскинувший небо, как скинию, и одним дуновением уст Своих сменяющий властителей земных, следовательно существо живое и действующее, а не вылитый какой-нибудь золотой теленок (40:18-24[263]). Все в мире создано Богом всеведущим, и ни одна звезда не является на небе без определенного повеления Божия; как же уведенные в плен Израильтяне осмеливаются говорить: “путь мой сокрыт от Господа (40:25-27)? Всемогущество и премудрость Божии беспредельны и неизменны; следовательно и надеющиеся на Господа никогда не должны падать духом; и среди сильных бедствий они поднимут крылья как орлы, пойдут и не утомятся (40:28-31[264]).



Так бывало в прежнее время. К примеру, кто воздвиг от востока мужа правды или праведника (Авраама) и дал ему превосходство перед царями земли Ханаанской и сильными, и буйными, и коварными? Я Бог первый, и в последних — Я тот же (41:1-4). Язычники ставят себе неподвижных идолов (41:5-7); а у потомства Авраамова (каковым называют себя Израильтяне) покровитель и защитник Господь, проявляющий через него Свое всемогущество и славу (41:8-20[265]). Итак, почитатели идолов, пусть боги ваши возвестят нам что-нибудь будущее и проявят в чем-либо свое могущество, чтоб можно было видеть, что они боги (41:21-24[266]). А Я воздвиг его (Кира) от севера, и он придет от востока солнца; призовет имя Мое и одолеет всех противников; — и Я же первый дал Исаию благовестника Иерусалиму об этом его восстановителе (41:25-27[267]). Между вами же нет никого, могущего сказать это, и боги ваши ничтожны (41:28-29[268]).



Кроме этого Я теперь же возвещаю, что придет отрок Мой (Мессия) и возвестит закон язычникам; не возопиет, и не возвысит голоса Своего, и не даст услышать его на улицах; трости надломленной не переломит и льна курящегося не угасит (т.е. будет весьма кроток, снисходителен и миролюбив), и на имя Его будут уповать народы (42:1-9; ср. Матф. 12:18-21[269]). Воспойте Господа Спасителя своего и радуйтесь о сем, язычники (42:10-12[270]). Он долго терпел ваше отчуждение и заблуждения, но теперь поставит слепых на путь правды и глухих заставит услышать истину, в числе которых первое место занимает народ Израильский, называющий себя вестником Всевышнего (Рим. 2:18-19[271]), после столь многих опытов очевидного Божия помышления оставивший своего Господа и за то отведенный в плен (42:13-25[272]).



Несмотря на то Господь называет Израильтян Своими, сохранит их в плену, соберет изо всех стран, куда бы ни рассеяли их, и объявляет об этом теперь же заблаговременно, так как никто другой не знает будущего и не в силах отменить определений Господа (43:1-13[273]). За ними пошлет Кира в Вавилон и сотворит при этом столь много чудес, что прежних (например, сотворенных при исходе из Египта) и вспоминать не станут (43:14-21[274]), хотя Израильтяне и не заслужили этого, ибо не чтили Всевышнего жертвоприношениями, а только обременяли Его беззакониями (43:22-28[275]).



Ныне слушай, Иаков, раб Мой, и Израиль, которого Я избрал. Так говорит Господь, создавший тебя и образовавший тебя, помогающий тебе от утробы матерней: не бойся, раб Мой, Иаков, и возлюбленный [Израиль]... излию дух Мой на племя твое и благословение Мое на потомков твоих; они умножатся и утвердятся в Боговедении (44:1-5). Я предсказываю об этом, чтобы ты и за Евфратом не боялся; чтоб не упал духом и в плену, но знал, что Я один Бог распорядитель везде, хотя несмысленные язычники и ставят сами себе рукотворенных богов из того же материала, коего половина употреблена на отопление и приготовление пищи (44:6-20[276]). Помни об этом, народ Израильский: Я, один всемогущий и всеведущий, говорю Иерусалиму: “ты будешь построен,” и Киру: “пастырь Мой” (царь Мной поставленный) и исполнитель воли Моей касательно восстановления Иерусалима и храма (44:21-28).



Так говорит Господь помазаннику Своему Киру: Я пойду пред тобою и горы уровняю, медные двери сокрушу и запоры железные сломаю… Ради Иакова, раба Моего, и Израиля, избранного Моего, Я назвал тебя по имени, почтил тебя, хотя ты не знал Меня (45:1-5); дабы уразумели, что нет кроме Меня; Я Господь и нет иного. Я образую свет и творю тьму, делаю мир и произвожу бедствия, т.е. попускающий несчастия для наказания беззаконных по требованию правосудия,[277] как например, отдал Израильтян в плен (45:6-8). И за это-то попущение порицают Меня Израильтяне, — этот черепок из черепков земных!? Глина стала ныне учить горшечника! Тварь осуждает распоряжение всемогущего Единого Бога, заранее изреченное — не тайно я говорил и не в темном месте (45:9-21[278])! Единственное условие безопасности для человека — обращение к Богу, Кому поклонятся все народы и Кем прославится все семя сынов Израилевых (45:22-25[279]).



Вил и Нево, главные боги Вавилонские, сделаются ношей изможденному скоту и пойдут в плен (46:1-2[280]). И таких-то богов глухих, требующих помощи для своего передвижения, отливают из драгоценных металлов, — из серебра и золота. Какое же вещество следует употреблять на изображение Бога всемогущего, Коего каждое слово действенно и все советы или намерения непреложны, в числе коих находится и возвещаемое намерение о призвании орла от востока, т.е. Кира, быстрого исполнителя воли Божией (46:3-11[281])? Помните это, жестокие сердцем; Господь не замедлит сделать спасение на Сионе; там, а не в Самарии возвратит Он славу Израилю (46:12-13[282]).



А ты, Вавилон, не давший места милосердию при исполнении гнева Всевышнего над отринутым Его наследием, но и на старца налагал крайне тяжкое иго твое, мечтавший о вечном владычестве над народами, сам испытаешь опустошение и рабство унизительное, от коих не спасут тебя волхвы твои и звездочеты (47:1-15[283]).



Слушай об этом, дом Иакова: Я знал, что ты упорен, и что в шее твоей жилы железные, и лоб твой — медный (48:1-4); поэтому заблаговременно возвещаю тебе, чтобы ты не сказал: идол мой сделал это (48:5), — и чтобы не приписал себе сего ведения (48:6-8[284]). Ради имени Моего Я возвещаю об этом и призываю исполнителя Моей воли над Вавилоном; не тайно говорю об этом; и ныне послал Меня Господь Бог и Дух Его (48:9-16). О, если бы ты внимал заповедям Моим! Тогда мир твой был бы как река, и правда твоя — как волны морские. Тогда не погибло бы имя твое предо Мною (48:17-19). По крайней мере, не приживись в месте своего изгнания. Изыди от Вавилона; беги от Халдеи; с радостью возвести до последних земли, что избавил Господ раба Своего Иакова; только нет радости нечестивым из числа Израильтян (48:20-22[285]).



Знайте, язычники, что Господь избрал народ Израильский для возвещения и исполнения Своих особенных намерений (49:1-4[286]) и теперь же объявляет, что народ сей не только соберет рассеянных чад Иакова, но будет светом народов, чтобы спасение Мое простерлось до концов земли. (49:5-6; ср. Деян. 13:47[287]), так что цари увидят, и встанут; князья поклонятся ради Господа, Который во время приятное или урочное послушает и в день спасения поможет устроить землю; — Который разрешит узников, просветит омраченных Израилевых и возвратит их в отечество (49:7-13; ср. 2 Кор. 6:2;[288] Апокал. 7:16[289]).



Но вот и Сион или царство Иудино с своей стороны объявляет: оставил меня Господь, и Бог мой забыл меня. Вероятно, запрещение принудительных или военных мер против отделившихся десяти колен (3 Цар. 12:24[290]) понято за оставление столицы Давидовой; а безуспешность последовавших войн (3 Цар. 14:30;[291] 15:6[292] и пр.) истолкована там в том значении, будто Господь не спешит уврачевать последовавшее разделение, как Он сделал это при воцарении Давида; но как будто забыл это дело, близкое сердцу иудея. Может быть и страшные поражения, понесенные при Ахазе, были поняты также, как оставление и забвение от Бога. В ответ на такую жалобу Господь указывает, что Его отношения к Иерусалиму всегда были подобны и даже лучше отношений матери к дитяти своему. Забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя. Вот, Я начертал тебя на дланях Моих; стены твои всегда предо Мною. (49:14-16). Оглянись кругом — вот все они, отделившиеся и отпавшие, возвращаются к тебе; ты составишь прекрасное многолюдное царство, так что тесно будет на землях твоих. Ибо вот Господь подаст знак язычникам (Ассириянам), и принесут сыновей твоих на руках и дочерей твоих на плечах. И будут цари питателями твоими, и царицы их кормилицами твоими; лицом до земли будут кланяться тебе и лизать прах ног твоих, и узнаешь, что Я Господь (49:22-23); а враги твои сильные и буйные будут страшно наказаны, хотя это и кажется теперь невероятным (49:24-26[293]).



Иерусалим пока не может, подобно Самарии, показать разводного письма; “только беззакония ваши на время отторгали вас от Меня, как это видно из тех мер, которые вы принимаете во время бедствий: никто не обращался ко Мне за помощию, как будто рука Моя коротка, и нет силы во Мне, чтобы избавить вас! Вот Я произвожу перевороты в природе; воздвигаю пророков, и тяжкими страданиями достигну Своей цели среди всеобщего поругания Моих рабов; а препирающиеся со Мною истлеют, как одежда, съедаемая молью” (50:1-11[294]).



Как одного Авраама Господь сохранил и размножил, так может и теперь спасти и размножить уповающих на Его правду; ибо мышца Его та же, которая некогда сразила гордый Египет (51:1-11[295]). Зачем же бояться человека при таком утешителе и заступнике (51:12-13[296])?! Скоро кончится бедствие; Иерусалим, испивший чашу бедствия, восстанет, стряхнет рабство и облечется в свою крепость (51:14-52:6[297]).



И вот отрадные вестники уже благовествуют Иерусалиму, ибо утешил Господь народ Свой, искупил Иерусалим (52:7-10). Итак выходите из Вавилона, но не с мятежом или бегством: впереди вас пойдет Господь, и Бог Израилев будет стражем позади вас (52:11-12).



Но отступления Иудеев этим не кончатся. Вот у них и раб Его (Мессия), который возвысится и прославится, предварительно будет унижен и обесславлен паче всякого человека (52:13-15[298]). Кто поверит и уразумеет всемогущество Божие в том, что Мессию подвергнут презрению; станут влачить по судам; сочтут преступником, и убьют наряду со злодеями? Кто поймет тогда, что Мессия страдает за грехи народа и приносит жертву очистительную?! Однако страданиями Его проложится путь к славе, и много народов будет у Него под властию (53:1-12[299]), особенно между язычниками (54:1-3[300]).



Таким образом обетования, данные Иерусалиму или ветхозаветной Церкви, будут выполнены, и она не будет в стыде; дети ее будут учениками Бога; будут оправданы и станут под особое небесное покровительство (54:4-17[301]); а именно, все жаждущие истинного учения или Боговедения даже неизвестные теперь народы обратятся и будут помилованы (55:1-7[302]): такова неизменная воля Божия (55:8-11[303]).



Итак, по выходе из Вавилона все обетования будут исполняться благоуспешно, несмотря на заблуждения и отступления иудеев (55:12-13[304]); благочестие процветет; пришельцы из иноземцев и скопцы будут введены в гору святую, и дом Мой назовется домом молитвы для всех народов (56:1-9;[305] ср. Марк. 11:17[306]). Господь Сам совершит это; Сам будет собирать постоянно новых и новых поклонников, потому что стражи или пастыри ветхозаветной Церкви ослепли, стали псами немыми, уклонились в лихоимство и пьянство (56:10-12[307]).



Не обращают внимания на то, что неправда взяла верх; что народ с удивительной изобретательностью предается гибельному идолопоклонству (57:1-21[308]); даже остающиеся верными закону Всевышнего ограничиваются одними внешними знаками поста и обрядов; не отстают от своих прихотей (58:1-14[309]); осквернены кровопролитием и неправосудием (59:1-15[310]). Посему Господь со всей ревностью вооружился на истребление Своих врагов, чтобы отвратить нечестие от Сиона (59:16-21[311]).



По возвращении из плена Иерусалим (истинная Церковь) особенно прославится; в него польются богатства народов; все язычники будут в нем покланяться Богу истинному; все жители его будут праведны (60:1-21[312]); это сделает Господь, когда явится вестником лето Господне благоприятное (60:22-61:3;[313] ср. Лук. 4:18-19[314]); призовет язычников в Свою Церковь; иудеев сделает в ней священниками и служителями (т.е. руководителями); установит завет вечный и лучший, так что все видящие Его учеников поймут, что они — семя, благословенное Господом (61:4-9).



Возвеселится душа моя о Боге моем; ибо Он облек меня в ризы спасения... (61:10-11). Не престану повторять это, т.е. что Господь клятвенно обещает восстановление и прославление Иерусалима или Своей Церкви (62:1-12[315]).



И вот уже идет Он в червленных или окровавленных ризах, как мститель врагам и защитник Своего народа (63:1-9[316]), хотя этот народ часто и почти непрестанно прогневлял Бога (63:10). Но потом, осознав свою судьбу и свои преступления благоразумнейшие из сего народа с молитвою обратятся к Богу, своему Спасителю (63:11-64:12[317]), Который открывается даже не ищущим Его и простирает руки к упорствующим в идолопоклонстве (65:1-5[318]), и Который нераскаянных предаст казням, а познавших истину осыплет благодеяниями (65:6-16[319]). Ибо вот Господь созидает новое небо и новую землю, т.е. возродит людей в Своем благодатном царстве (65:17-25[320]). К несчастью, и тогда явятся упорствующие, которым покажется лучше уповать на храм и на вещественные жертвы, уже неприятные Богу после того, как они потеряют свое преобразовательное значение (66:1-11[321]). Но и Господь тогда как бы разом произведет Себе народ в Сионе или в Своей Церкви и призовет язычников; а противников Своих предаст вечному позору и наказанию: червь их не умрет, и огонь их не угаснет, и будут мерзостью для всякой плоти (66:5-24[322]). В этом последнем отделении или в утешительном воззвании пророка Исаии находятся следующие пророчества:



1) О гласе вопиющего в пустыне



Оно читается так: Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте в степи стези Богу нашему; … и узрит всякая плоть спасение Божие (Исаии 40:3-5). Совершенно очевидно, что слова эти выражают скорое начало возвещаемого избавления. Но как в предыдущих пророчествах основой всех милостей Божиих к народу еврейскому положено обетование о пришествии Мессии, так и здесь в основание пророчеств об избавлении от вавилонского рабства полагается весть о приближении Искупителя. За семьсот лет Исаия слышит голос как бы уже раздающийся в пустыне о приготовлении пути Господу Что это за голос в пустыне? Когда посланные от Синедриона вопросили Предтечу: кто же ты? что ты скажешь о себе самом? Тогда Предтеча отвечал: Я глас вопиющего в пустыне: исправьте путь Господу, как сказал Исаия пророк (Иоан. 1:22-23; Марк. 1:3;[323] Лук. 3:3-6[324]). Следовательно возвещаемый Исаиею глас вопиющего в пустыни есть Иоанн Креститель, коего проповедь началась в пустыне Иудейской и огласила всю Иорданскую страну (Матф. 3:1;[325] Лук. 3:3).



Служение Предтечи пророк Исаия изобразил здесь иносказательно под образом служения древних вестников, которые на востоке шли перед своими государями: требовали исправления и выравнивания дорог, часто портившихся от дождей и землетрясений, и учили подданных встречать своих повелителей по соответственному церемониалу. Такое общеизвестное служение древних вестников дало Исаии возможность удобопонятным образом возвестить служение Предтечи. Исправление путей в пророческом иносказании означает исправление нравственное, т.е. исправление понятий, чувств и ожиданий. Здесь подлежавшее исправлению пророк обозначает именем дола, гор, холмов и кривизн. Понятие дола (логовины или болота) означает упадок веры и добродетели, малодушие, погрязание в чувственных и материалистических стремлениях, как это было среди заразившихся обычаями и понятиями язычников. Для таковых людей обетования о Мессии казались невероятными. Понятие горы обозначает гордыню и превозношение; а понятие холма мелкое тщеславие; люди такового направления составили свои представления и образы, под коими должен был явиться Мессия, а не так, как Он Сам благоизволит. Например, фарисеи составили себе понятие, что Мессия будет царь земной.



Наименованием кривизн или неровного пути пророк обозначает неровность характера или непостоянство веры, то оживающей и возвышающейся над уровнем обыкновенных понятий, то упадающей и как бы умирающей по подобию волнения морского. Да не думает такой человек получить что-нибудь от Господа (Иаков. 1:7). Ибо шаткость убеждений будет отнимать животворную силу у добрых его поступков, не допустит их обратиться в навыки добродетели. Для таковых людей пришествие и учение Христово предмет теории, источник раздоров и пустых и бесплодных противоречий. Под именем острых утесов или стремнин разумеется то состояние высокомерной и гордой души, в котором она делается коварною и зложелательною; каковы напр. были книжники и фарисеи. А под именем ровного и гладкого пути разумеется смиренное и точное следование обетованиям и пророчествам или твердая и благопослушливая вера, терпеливая и всегда готовая принять даруемую благодать. Таким только и открылась слава Господня в смиренном Иисусе; такие только и нашли Божие спасение в Церкви Христовой. Из вышеизложенного очевидно, что предсказанный Исаиею глас вопиющего потребует исправления нравственного. По сей-то причине у Евангелистов проповедь Предтечи называется проповедию покаяния (Матф. 3:2; Марк. 1:4; Лук. 3:3).



2) О кротком отроке Господнем



В переводе Семидесяти и в нашем, Славянском оно начинается так: Вот, Отрок Мой, избранный Мой, к Которому благоволит душа Моя (Исаии 42:1). В Еврейском тексте предсказываемая личность наименована отроком и избранным, указывая этим на Мессию.



Сказав, что он первый дал Сиону и Иерусалиму благовестника (Исаию) о грядущем Спасителе, тогда как у других народов нет таких предсказателей (Исаии 41:27-29[326]), Господь изображает возвещаемого Спасителя так: Вот, Отрок Мой, Которого Я держу за руку, избранный Мой, к которому благоволит душа Моя. Положу дух Мой на Него, и возвестит народам суд; не возопиет и не возвысит голоса Своего, и не даст услышать его на улицах; трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит; будет производить суд по истине; не ослабеет и не изнеможет, доколе на земле не утвердит суда, и на закон Его будут уповать острова. (Исаии 42:1-4). Святой Евангелист Матфей, указав, что после многочисленных и постоянно совершаемых исцелений Господь скрывался от народа и запрещал делать известным Его местонахождение, говорит: да сбудется реченное через пророка Исаию, который говорит: Се, Отрок Мой, Которого Я избрал, Возлюбленный Мой, Которому благоволит душа Моя... Не воспрекословит, ни возопиет и проч. (Матф. 12:17-21). Следовательно нет сомнения, что пророк Исаия здесь говорит об Иисусе Христе.



Выражение положу Дух Мой на Него показывает полноту благодати, излитую на человечество Христово. Слова: не воспрекословит, не возопиет, и никто не услышит на улицах голоса Его показывают Его кротость и крайнее миролюбие, так что никто никогда не услышит Его спорящим и ропщущим на других. А метафорические выражения трости надломленной не переломит и льна курящегося не угасит показывают Его крайнее снисхождение, милосердие и попечительность, т.е. Он будет внимателен и к таким людям, у коих твердости веры не больше, как в надломленном тростнике, — у кого знание и любовь не сильнее пламени курящегося льна. При всем этом снисхождении правда не будет нарушена; ни пристрастию, ни торопливости, ни медленности не дано будет места; но воистину утвердит суд, не ослабеет и не изнеможет (с Еврейского: не ослабеет и не побежит торопливо), пока не положит или утвердит на земле закон даже между язычниками отдаленными, каковы жившие на островах Средиземного моря, всегда враждебно расположенные к обитателям материков. Следовательно здесь у Исаии изображается, что Мессия кроткой и благоснисходительной справедливостью успеет утвердить на земле истинное благочестие везде, даже между отчужденными или враждебными язычниками, потерявшими человеколюбие и сострадание, каковы островитяне, по занятиям морские разбойники или пираты.



3) О Кире, освободителе Иудеев



Оно читается так: Так говорит Господ помазаннику Своему Киру, Я держу тебя за правую руку… Я Господь Бог, и нет иного… Я образую свет и творю тьму, делаю мир и произвожу бедствия; Я Господь, делаю все это (Исаии 45:1-7).



В этом пророчестве, произнесенном по крайней мере за полтораста лет до рождения Кира, назван сей последний по имени, которое он принял по вступлении на престол; объявлен Помазанником Божиим (Римл. 13:1-4[327]); уполномочен особым покровительством и как бы руководством небесным, так что все препятствия будут устранены с его дороги: ворота крепостей будут разрушены или отворены, а у врагов отнято все мужество и храбрость.



Кроме того в пророчестве объявлено, что Господь произносит имя Кира или уважительно говорит о нем —



1) для народа Израильского, к которому Кир будет особенно благосклонен и в точности выполнит волю Иеговы, устранив свои личные прихоти и расчеты, которые столь много имели влияния в делах Сеннахирима и Навуходоносора, также призванных быть исполнителями воли Божией, — и



2) для того, чтобы по всей земле от востока до запада с возможною ясностию уразумели, что кроме Господа нет другого Бога; что воля Всевышнего, вначале установившая пределы между светом и тьмою (Быт. 1:4[328]), потом всегда поддерживала их, и теперь делает мир и производит бедствия, т.е. как ограждает народы миром и свободою, так и наводит на них войну и порабощение. Это пророчество Исаии было показано Киру Иудеями, как говорит Иосиф Флавий, и исполнило душу его благоговением к Господу и благожелательностию к Его народу. Оно по возможности объясняет чудесную и загадочную судьбу Кира, осужденного на смерть еще до рождения своим дедом Астиагом — из беспомощного пастуха ставшего повелителем всей Азии, каковая судьба иначе будет представляться мифом или сказкой. С другой стороны, прямой, честный и открытый характер Кира, с каким он является в истории, дает ключ к уразумению того благоволения, которое оказано ему в пророчестве. Эта прямота и честность особенно видны в его указе или манифесте, где он объявил, что вся царства земли дал ему Господь Бог небесный и Тот заповедал ему создать Себе дом во Иерусалиме, который в Иудее (2 Пар. 36:22-23;[329] Ездр. 1:1-4[330]). Не так говорили Сеннахирим (Исаии 37:4-20[331]) и Навуходоносор (Исаии 14:13-19[332]). Следовательно Кир в известном отношении был достоин Божия благоволения, как послушное орудие в деснице небесного промысла.



4) О временах Мессии



или о высоком назначении народа Еврейского. Это пророчество содержится в сорок девятой главе. Поелику вся судьба народа Еврейского сосредоточивалась в усвоенном оному обетовании о происхождении Мессии (Рим. 9:5) и таковое обетование составляло душу его гражданского бытия и основу всех милостей, на него изливаемых, то здесь у пророка речь от лица народа ведется так, что необходимо подразумевать говорящим Самого Мессию; иначе некоторые положения речи будут неприложимы к судьбам народа Еврейского и несогласно с действительностью (напр. Исаии 49:2-9,[333] 18-26[334]). Кроме этого основанием к пониманию этой части книги о временах Мессии служит то, что таковое значение усвоили ему новозаветные священные писатели (Деян. 13:47;[335] 2 Кор. 6:2;[336] Апокалипсис 7:16;[337] Евр. 4:12;[338] Гал. 1:15;[339] Ефес. 6:16;[340] Апок. 1:16[341]).



Содержание этой главы следующее.



Несмотря на рассеяние, произведенное ассириянами, все язычники должны знать, что коренное назначение Израиля — быть орудием славы Божией, быть как будто мечом и изощренной стрелой для покорения всех народов закону Божию, хотя сами израильтяне иногда отчаиваются в достижении этой цели (49:1-4[342]). И вот теперь возвещается, что Израиль не только соберет всех развеянных или уведенных в плен, но будет в завет рода, светом народов, чтобы спасение Мое простерлось до концов земли (49:5-6), так что цари встанут перед ним почтительно и поклонятся ему Господа ради. Таково неизменное обетование Божие и оно выполнится в удобное определенное время, т.е. от Израильтян произойдет завет вечный языков, и тогда возвратится на землю благополучие: узники получат свободу; омраченные увидят свет; на дорогах водворится довольство и безопасность; луч солнечный не произведет палящего зноя; везде будет отрада и добрый успех, так что небеса и земля, горы и холмы в радости воскликнут, ибо утешил Господь народ Свой (49:7-13[343]).



Равным образом и Сион или царство Иудино теперь, после потрясений и несчастий (например, отпадения десяти колен, опустошительных войн, Сеннахеримова нашествия и проч.) считающий себя оставленным и забытым, пусть сообразит: забывает ли мать когда нибудь свое дитя? Даже если бы это и случилось среди угнетающих забот и суеты и по причине слабости человеческой природы, но Бог всесовершенный никогда не забудет Своего Сиона; разрушенные стены его, так сказать, начертаны на руках Божиих для непрестанного напоминания (49:14-17[344]). Он скоро будет восстановлен и населен больше прежнего, так что сам будет удивляться своему благополучию (49:17-21[345]). Ибо вот Господь воздействует на язычников; подаст им знак и они возвратят твоих сынов и дочерей; до лица земли поклонятся тебе... и узнаете, и узнаешь, что Я Господь, что надеющиеся на Меня не постыдятся (49:22-23), так что совершится небывалое, т.е. у исполина взята будет его добыча (49:24-26;[346] ср. Матф. 12:29[347]).



Из этого обозрения содержания сорок девятой главы Исаии очевидно, что она принадлежит к числу типико-пророческих мест Писания; — что и в ней под видом возвращения, утверждения и облаженствования народа Еврейского изображается искупление всего рода человеческого, распространение Евангелия по всей вселенной и доставление спасения всем верующим.



5) О страданиях Спасителя мира



Пророчество это излагается Исаией в гл. 52:13-53,12.



Речь пророка льется из сердца, кипящего справедливым негодованием, — из ума, пораженного необыкновенно страшным видением; потому она кратка и отрывочна; наполнена народными поговорками; нет здесь очевидной грамматической связи между предложениями; толкователь и переводчик должен сам усмотреть ее. Отсюда это место переводится не одинаково, особенно у позднейших переводчиков. По чрезвычайной ясности это пророчество называют писанным у Креста Христова (Введение в Православное Богословие Макария, издание второе, стр. 141). Впрочем, сходства с обстоятельствами страданий Христовых больше в Еврейском тексте, нежели в Греческом переводе Семидесяти, так что трудно не согласиться с мнением блаженного Иеронима (Praefat. in Iesaiam), что Богомудрые переводчики намеренно прикрыли здесь истину от взора язычников, для которых преимущественно составлен их перевод. С подлинника это место переводят так:



“Вот отрок Мой (Мессия) будет благоуспешен, возрастет, сделается быстрым и будет велик. Как многие удивлялись тебе, Израиль (когда ты был в плену и в узах), так обезобразится и Его вид более, нежели это бывало у других; и внешнее его положение будет обесславлено преимущественно перед всеми сынами человеческими. Однако Он окропит или очистит многие народы. Цари в недоумении заградят свои уста (не зная, что сказать о Нем), потому что на Нем они увидят исполнившимся то, чего никто им не рассказывал прежде, — и разум их встретится с тем, чего не слыхали они до тех пор. Кто в самом деле поверит слышанному от нас (пророков) или проповеди нашей? И кому явно будет в ней всемогущество Божественное? (Вот мы возвещаем): И взойдет Он (Мессия), как молодое, неразвившееся деревцо, как корень или отросток из земле сухой или в песчаной степи: нет у Него ни вида, ни величия. Смотрим мы на Него: нет у Него вида, который привлекал бы нас к Нему. Презрен Он и умален перед людьми: Он человек скорбей; Он испытал на Себе болезни, так что мы отвращали от Него взоры. Он был презираем... и мы ставили Его ни во что. На самом деле, Он взял на Себя грехи наши; понес на Себе наши болезни; а мы думали что Он подвержен ударам (по правосудию небесному), низвержен от Бога и унижен (за Его личные преступления). Но он изранен за наши прегрешения; мучим за наши неправды; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились. Все мы, как овцы блуждали; совратились каждый на свою дорогу (по личным прихотям); и Господь возложил на Него грехи всех нас. Хотя Он угнетен и доведен до крайности, однако не отворил Своих уст (для проклятия своих мучителей).



Как агнец, поведенный на заклание, как овца перед стригущим ее остается безгласной, так Он не открывал Своих уст (не проронил ни одного слова укоризны и жалобы). Узами и судебным приговором он взят (как Энох) из числа живых, но род Его кто изъяснит (изобразит достойно), так как Он отрезан от земли живых; за грехи народа Моего наложена Ему казнь. Ему назначали гроб со злодеями, но Он погребен у богатого или знатным по смерти Его (успокоение) за то, что не сделал неправды и не было лжи в устах Его. Господу было угодно поразить Его, и Он предал Его на мучения. Если душа Его положит Себя жертвой за грех, то увидит семя долговечное (общество Его последователей или Святая Церковь продолжится до конца века), и воля Божия поспешится в Его руке. За болезнь души Своей увидит воздаяние и насытится: познанием Себя (Иоан. 17:3[348]) праведный раб Мой оправдает многих и неправды их Сам понесет или загладит. Посему дам Ему часть со многими или со множеством (с многочисленным войском) и с храбрецами разделит добычу за то, что предал душу Свою на смерть (или умер невинно) и причтен был к злодеям, тогда как Он многих грехи на Себе понес, и за преступников сделался ходатаем.”



Основанием к пониманию этого места книги Исаии об Иисусе Христе служат многочисленные указания на него Богоносных Апостолов и Самого Богочеловека. На это место указывает Спаситель, когда говорит ученикам Своим: и Сыну Человеческому, как написано о Нем, надлежит много пострадать и быть уничижену. (Марк. 9:12). Это пророчество служило Филиппу основанием проповеди об Иисусе евнуху Ефиопской царицы Кандакии (Деян. 8:27-36). В частности здесь у пророка Исаии предсказывается:



а) Повсеместность Евангельской проповеди: они увидят то, о чем не было говорено им, и узнают то, чего не слыхали (Исаии 52:15). Апостол Павел указывает исполнение этого в том стремлении, общем всем Богоносным Апостолам, чтобы проповедовать там, где о Христе не слыхали: притом я старался благовествовать не там, где уже было известно имя Христово...... Но как написано: не имевшие о Нем известия увидят, и не слышавшие узнают (Рим. 15:20-21).



б) Неудобоприемлемость или невместимость проповеди Евангельской в мире: Господи, кто поверил слышанному от нас, и кому отрылась мышца Господня? (Исаии 53:1)? Евангелист Иоанн указывает исполнение сего следующим образом: Столько чудес сотворил Он пред ними, и они не веровали в Него, да сбудется слово Исаии пророка: Господи, кто поверил слышанному от нас , и кому открылась мышца Господня? (Иоан. 12:37-38). Апостол Павел также заметил: не все послушались благовествования. Ибо Исаия говорит: Господи! кто поверил слышанному от нас? (Рим. 10:16)?



в) Понесение Мессией на Себе греха и последствий его, как то: болезней и немощей человеческого рода: Сей немощи наши взял и понес наши болезни (Исаии 53:4). Евангелист Матфей указывает исполнение сего следующим образом: привели к Нему бесноватых многих, и Он изгнал духов словом и всех больных исцелил, да сбудется реченное Исаием пророком сказавшим: Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни (Матф. 8:16-17).



г) Страдание невинного Мессии за грехи и беззакония людей: но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши... Господь возложил на Него грехи всех нас... за преступления народа Моего претерпел казнь… не сделал греха, и не было лжи в устах Его. (Исаии 53:5-9). Исполнение этого пророчества указано Апостолом: я первоначально преподал вам, что и сам принял, что Христос умер за грехи наши, по Писанию (1 Кор. 15:3). Подобным образом Апостол Петр говорит: Он грехи наши Сам вознес Телом Своим на древо (1 Петр. 2:24), также святой Иоанн Богослов: и вы знаете, что Он явился для того, чтобы взять грехи наши, и что в Нем нет греха (1 Иоан. 3:5).



д) Необыкновенное смирение и кротость Мессии среди страданий. И хотя истязуем был, не отверзал уст Своих; как овца на заклание веден он, и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих (Исаии 53:7). Исполнение этого можно видеть у Евангелистов в описании страданий Христовых, когда они указывают, что Господь не отвечал на выдвигаемые против Него обвинения к удивлению обвинителей и судей, как на допросе у первосвященника, так и на суде перед Пилатом (Матф. 26:63;[349] 27:12-14;[350] Марк. 14:61;[351] 15:3-5[352]); — также в словах Апостола Петра: (1 Петр. 2:23[353]).



е) Распятие Мессии среди злодеев: и к злодеям притчен (Исаии 53:12). Исполнение этого Евангелист Марк отметил следующим образом: и с Ним распяли два разбойника, единого одесную, и единого ошуюю Его. И сбылось писание, которое говорит: и к беззаконным причтен (Марк. 15:27-28[354]). Сам Господь перед страданиями сказал Апостолам, что должно исполнится на Мне и сему написанному: и к злодеям причтен (Лук. 22:37).



Вообще здесь у пророка Исаии изображается удивительное нравственное величие Мессии, которое должно было скоро привлечь всеобщее внимание и заслужить громкую славу: — а в противоположность ему показано униженное Его внешнее или общественное положение, так что в этом отношении судьба Его будет хуже положения мелких зверьков и птиц: лисицы имеют норы и птицы небесные гнезда; Сын же человеческий не имеет, где голову преклонить (Матф. 8:20). От Мессии будет изливаться очищение и освящение народов; иначе сказать: Его учение произведет удивительную нравственную перемену к лучшему: однако самые независимые судии (цари) Его внешним бедственным положением (1 Кор. 1:23[355]) поставлены будут в недоумение — что о Нем сказать?! (Действительно, до Константина Великого или до 312 года по Рождестве Христове не было произнесено решения о положении христиан в гражданском отношении). В начале любопытствующие видеть Его поступят с Ним, как поступил Ирод (Лук. 23:11[356]), т.е. сочтут Его достойным осмеяния.



Пророк показывает также, что Мессия, до такой степени невинный и праведный, что самая ожесточенная вражда при помощи услужливых лжесвидетелей не может указать в Нем ничего похожего на преступление — будет избит, как тяжкий злодей.., и все будут считать это карой небесной за Его личные поступки, хотя на самом деле Он пострадает за грехи всего мира, и всеобщее развращение будет возложено на Его голову; — что на суде самом неправом и притеснительном Он на возводимые обвинения не проронит ни одного слова укоризненного против Своих гонителей; — что этот суд приговорит Его к участи злодеев; но Он примет только смерть среди злодеев; а после смерти, т.е. когда потеряет всякую возможность самозащищения и обороны, будет положен в гробницу знаменитого и богатого человека; — что потом в страданиях Его будут усматривать особое действие Промысла, спасающего всех посредством познания Мессии; общество Его последователей умножится и продолжится до скончания мира, имея успех такой же, какой свойствен множеству или огромной армии и отважным храбрецам или исполинам, т.е. покорение вселенной.



6) О многих чадах неплодной



Пророчество это находится в тесной связи с вышеизложенным пророчеством о страданиях Христовых, а именно, поясняет последнее обетование его о распространении и утверждении царства Мессии между земнородными. Оно читается так: возвеселись, неплодная, не рождающая.., нежели имеющая мужа (Исаии 54:1-8). Апостол Павел определяет предмет сего пророчества следующим образом: Высший Иерусалим (Церковь Христова) свободен: он матерь всем нам. Ибо написано: Возвеселись неплодная, нерождающая, воскликни и возгласи, не мучившаяся родами, потому что у оставленной гораздо более детей, нежели у имеющей мужа (Галат. 4:26-27). Следовательно, как по ходу речи у пророка, так и по сему толкованию Апостольскому здесь говорится о призвании язычников в Церковь Христову, а именно, что из язычников будет больше верующих во Христа, нежели из иудеев: у оставленной гораздо более детей, нежели у имеющей мужа.



По аналогии, установившейся со времени написания книги Песнь-Песней, заветные отношения или единение человека с Богом изображаются в Писании под именем брачного союза. Посему Бог, вступивший в завет с евреями, изображается здесь супругом ветхозаветной или Иудейской Церкви; а язычники, чуждые заветов обетования, названы пустыми или незамужними. Равным образом повеление расширить и распространить кущу или палатку: распространи место шатра твоего, расширь покровы жилищ твоих; не стесняйся, пусти длиннее верви твои и утверди колья твои; ибо ты распространишься направо и налево, по слововыражению, установившемуся со времени странствования в пустыне, изображает поступление язычников не как прозелитов, а как детей; ибо не приобретение рабов, но чадородие побуждало еврея устраивать обширнейшую палатку.



Замечательно здесь:



1) усиление речи (распространи, расширь, утверди, не стесняйся, распространишься направо и налево); оно показывает постоянно возрастающее могущество Церкви Христовой, тогда как число последователей других религий (напр. мусульманства) по достижении известного предела уменьшается;



2) что Церкви из язычников обещается непостыдность или непрерывность покровительства небесного: не бойся, ибо не будешь постыжена... с подлинника так: не бойся, ибо не будешь посрамлена; и не стыдись, ибо не будешь поругана, но забудешь стыд юности твоей (Исаии 45:4[357]); — и



3) что о призывании иудеев говорится после распространения Церкви из язычников: не как жену оставленную... с подлинника это так читается: как жену, оставленную и скорбящую духом, призывает тебя Господь, и как жену юности, которая была отвержена, говорит Бог твой: На малое время Я оставил тебя, но с великою милостью восприму тебя (Исаии 54:6-7). Следовательно, здесь пророк созерцает тайну, о которой говорит Апостол: что ожесточение произошло отчасти в Израиле, пока войдет полное число язычников, и так весь Израиль спасется (Рим. 11:25-32).



7) О обилии вод для жаждущих



Пророчество это Исаии читается в гл. 55:1-13. В нем говорится следующее. “Жаждущие! идите все к водам, идите, покупайте без серебра и без платы вино и молоко. Для чего вам отвешивать серебро за то, что не хлеб, и трудовое свое за то, что не насыщает? Приклоните ухо ваше и придите ко Мне: послушайте… и дам вам завет вечный, неизменные милости, обещанные Давиду. Вот, Я дал Его свидетелем для народов, вождем и наставником народам, которые тебя не знали, поспешат к тебе ради Господа Бога твоего и ради Святаго Израилева, ибо Он прославил тебя. Ищите Господа, когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. Да оставит нечестивый путь свой и беззаконник — помыслы свои, и да обратится к Господу. Мои мысли — не ваши мысли, ни ваши пути — пути Мои, говорит Господь. Но как небо выше земли, так пути Мои выше путей ваших, и мысли Мои выше мыслей ваших. Как дождь и снег нисходит с неба и туда не возвращается, так и слово Мое, которое исходит из уст Моих, — оно не возвращается ко Мне тщетным, но исполняет то, что Мне угодно. Вместо терновника вырастет кипарис; вместо крапивы возрастет мирт; и это будет во славу Господа, в знамение вечное, несокрушимое.



Основание к уразумению сего места о временах Мессии находится в словах Апостола Павла, который говорит: а что воскресил Его из мертвых, так что Он уже не обратиться в тление, об этом сказано так: Я дам вам милости, обещанные Давиду, верно (Деян. 13:34; ср. Исаии 55:3[358]). При том это пророчество имеет разительное сходство с возглашением Господним: кто жаждет, да придет ко Мне и пиет... (Иоан. 7:37;[359] ср. Исаии 12:3;[360] Иоил. 3:18;[361] Исаии 35:6[362] и др.). Вода, источник чистых радостей и необходимое условие жизни человека, служит в Писании иногда наименованием благодати Святого Духа, иногда наименованием здравого учения.



Поскольку слово воды пророк тут же заменяет словами вино и молоко (Исаии 55:1[363]) и потом заповедует слушать Всевышнего, чтобы ожила душа (Исаии 55:2[364]): то очевидно слово воды употреблено здесь у Исаии в последнем значении; множественное число (на воды) показывает обилие и неистощимость учения, которое принесет на землю Мессия: оно возвратит на землю обещанные Давиду верно или победоносное царствование сего государя; проложит путь к примирению с Богом, к возвращению из плена греховного, к торжеству над врагами и к замене зла добром, так что будут произрастать кипарис и мирта на той же почве, где прежде росли терновник и крапива, т.е. те же люди будут украшаться высокими и достолюбезными добродетелями, которые прежде способны были делать только зло и наносить обиды друг другу.



8) О славе Иерусалима



Оно читается у Исаии в гл. 60:1-22. Здесь Иерусалим или истинная Церковь возбуждается к духовному ликованию; потому что на нем воссияет слава Божия, тогда как кругом по всей земле тьма и мрак; — и потому что к свету или блеску этой славы придут весьма многие язычники со своими богатствами на поклонение Богу и великолепно обустроят Иерусалим; а все прочие народы, не обратившиеся к Иерусалиму, погибнут; следовательно врагов у него не останется; в Иерусалиме неправда уничтожится, а водворится мир и правда; Сам Бог будет всегдашним его светом и славой.



Последняя черта этого пророчества повторена в Апокалипсисе 21:23;[365] 22:5.[366] Также в песнопениях церковных слава Церкви воинствующей и торжествующей изображается чертами, заимствуемыми из сего пророчества Исаии. В частности, употребленные Исаией иносказательные выражения и изображения имеют следующее значение. Свет и слава Господня над Иерусалимом (Исаии 60:1-3) изображают небесное просвещение и облагодатствование Церкви Христовой; — мрак и тьма над языками (Исаии 60:2[367]) показывают крайнею степень религиозного невежества и нравственного развращения в мире язычников; — пришествие известных тогда язычников на верблюдах с богатствами в Иерусалим, так что ворота его не будут на ночь запираться (Исаии 60:9, 11[368]), изображает обращение язычников к Богу, имеющее продолжиться безостановочно до скончания мира (Апокал. 21:24-27[369]); а устройство или благоукрашение ими Иерусалима (Исаии 60:10, 13-17[370]) показывает искренность их обращения и деятельное служение Богу; — поставление мира правителем, правды надзирателем Иерусалима с уничтожением неправды и притеснений (Исаии 60:17-18[371]) изображает точность и строгость церковной дисциплины, соответственно нравственному совершенству возрожденных; — незаходимость солнца и луны (Исаии 60:20[372]) показывает непрестанное руководство Божие и неизменное блаженство праведников.



9) О помазаннике или вестнике Господнем



Оно читается у Исаии 61:1-11.[373] Пророк созерцает помазанного Духом вестника, который узникам и пленникам Сиона возвещает наступление благоприятного времени, когда они вместо пепла возложат венец на свою голову, увидят иноземцев своими работниками, а себя — священниками Всевышнего, по требованию и определению правды Божией; и за сие изливает перед Богом свои радостные чувства. — Господь по прочтении сего пророчества в Назаретской Синагоге сказал Своим слушателям: ныне исполнилось писание сие, слышанное вами; а Евангелист, записавший это обстоятельство, присовокупил: и все засвидетельствовали ему (Лук. 4:16-22[374]), т.е. все подтвердили это.



10) О просвещении народов и царств учением Христовым



Оно читается у Исаии в гл. 62:1-12.[375] Ревнующий о славе Иерусалима, т.е. истинной Церкви Божией, пророк видит, что языческие народы и цари увидят славу сего Иерусалима и, по особенному к нему покровительству Божию, назовут его хепцибо (благоволение мое к нему); — что Бог вступит с ним в тесный искренний союз; даст ему стражей или пастырей и клятвенно обещает охранять его благосостояние. Поэтому пророк заповедует ровнять путь, отворить ворота и объявить между язычниками, что Сиону грядет Спаситель, и воздаяние Его пред Ним.



Отсюда очевидно, что здесь изображается слава Церкви между язычниками или обилие даров благодати, на нее излитых, и вместе с тем способность язычников уразуметь эту славу, непонятую иудеями, что и служит основанием призывания язычников и отвержения Иудеев.



11) О победителе врагов Церкви



Оно читается у Исаии в гл. 63:1-9,[376] и изложено иносказательно. Пророк видит как бы некоего исполина, возвращающегося с победою из Идумеи, в обагренных одеждах, как они бывают обыкновенно обрызганы виноградным соком у топтавших грозды в точиле; — и слышит, как Он объявляет, что один истоптал и попрал всех врагов Сиона, так как здесь живут Его дети, коих судьба близка Его сердцу, так что во всякой их тесноте Он чувствовал Себя угнетенным. При сем пророк в пояснение присовокупил, что жителей Сиона или чад Святой Церкви спасал, поддерживал и носил Ангел лица Божия, т.е. Мессия, Сын Божий.



12) Призвание язычников и торжество Церкви



Оно читается у Исаии в гл. 65:1-25.[377] Господь объявляет, что Оно откроется другим народам, т.е. призовет язычников в Свою Церковь, так как иудеи, при всех Его попечениях, не отстают от идолопоклонства или от языческих понятий и обычаев и тем навлекли на себя кару небесную. Впрочем, от остатка добрых Господь произведет новое святое племя многочисленное; только непокорные будут истреблены войной, голодом и болезнями, тогда как избранные ограждены будут от всякого зла. Тогда распространится на земле познание Бога истинного; явится новый, лучший порядок вещей; Иерусалим или Церковь будет радостию для Бога и отрадою для людей. Не долготою жизни будут измерять благочестие: грешник и на сотом году будет проклинаем. Тогда благосостояние одного народа не будет похищаемо и пожираемо другим: каждый народ будет огражден безопасностью; молитва каждого будет услышана и скоро выполнена; истинно верующие или возрожденные не будут (заведомо) делать зла или вреда другим на святой горе Моей или пока состоят под покровом благодати (1 Иоан. 3:9[378]). Первые слова сего пророчества Апостол Павел привел в объяснение того, что не по случайному стечению обстоятельств, но по особенным причинам, заранее объявленным, Иудеи упорствующие устранены, а на место их призваны язычники (Римл. 10:20-21[379]).



13) Удаление нераскаянных грешников от торжества Церкви



Оно читается в последней главе книги пророка Исаии. Поскольку иудеи уповали на храм и на свои жертвы: то Господь объявляет, что людям не под силу устроить храм, соответствующий величию Всевышнего, у Коего небо — престол, а земля — подножие;[380] — и что жертвоприношения установлены как необходимое средство для выражения благоговения и богобоязненности, без которых всякое жертвоприношение (напр. тучный вол) равняется напрасному убийству или беззаконному кровопролитию; оно становится даже мерзостию, когда совершается без веры в Искупителя.[381] Посему, истинно благоговеющие перед Господом,[382] скажите братьям своим, ненавидящим вас за имя мое, что они постыдятся в своем упорстве. Они насмешливо требуют знамений: вот им знамение — в один день, т.е. в короткое время (на место вас упорствующих) родится целый многочисленный народ, достаточный для составления Церкви (Деян. 2:41[383]); он будет наслаждаться и упиваться преизбытком славы, радости и мира, как дитя у груди и на коленях своей матери, тогда как на врагов Господа прольется гнев, как вихрь и как гроза огненная (Матф. 24:15-22;[384] Деян. 2:43-47;[385] 4:33-37;[386] 5:13[387]). В то же время пойдут проповедники во все стороны и способных язычников обратят и приведут в Церковь на равных или одинаковых правах с Иудеями, и затем начнется всеобщее правильное и законное поклонение Иегове. Что же будет с непокланяющимися или упорствующими? Увидят трупы людей, отступивших от Меня: ибо червь их не умрет, и огонь их не угаснет; и будут они мерзостью для всякой плоти (Исаии 66:24).