Время, Бытие и Большой Взрыв

9 февраля 2014
Вилсон Тернер, доктор философии, г. Портленд, Орегон, США

Всему свое времяЧто вообще такое — время? Из измерений, наблюдаемых в нашей физической жизни, время, наверняка, является самым неуловимым. С другой стороны, для многих из нас ничто не кажется настолько интуитивно понятным, как время. Мы видим книгу на столе в конце комнаты, птичку на дереве, стоящем в поле, и у нас возникает понятие отделения, отличия, расстояния между двумя мирами. Но время — совсем другое дело. Время — это мое воспоминание об упорядоченной последовательности событий, о которых моя память говорит мне, как о произошедших между вчера и сегодня. И, вероятно, мы бы не имели понятия времени, не имея памяти.

Если очень захотеть, можно измерить расстояние с точностью один к миллиону (1:106). Я работал инженером, разрабатывающим атомные часы. Для этого, нам были необходимы керамические стержни диаметром около 1 см с точностью в двадцать микродюймов (где-то пол микрона). Это дает погрешность менее чем один к десяти тысячным (1:104). Для достижения поставленной задачи нам необходимо было использовать дорогое оборудование и применять особые меры предосторожности. В результате, часы построенные нами могли измерять время с точностью, в десять миллионов раз превышающей это значение (1:1011). Сегодня, двадцать пять лет спустя, точность измерения времени увеличилась еще в тысячу раз (ошибка менее чем 1:1014).

Как для инженера, для меня удивительно то, что мы имеем возможность измерять время, (о котором, мы на самом деле очень мало знаем) с точностью, по крайней мере в 10,000,000,000 (1010) раз превышающей точность наших измерений пространства (о котором мы знаем намного больше).

Внимание ученых привлекает следующий вопрос. Отличается ли произведенное на отдалении измерение временных интервалов, от такого же измерения сделанного в точке, в которой находится наблюдатель. Оказывается, ответ зависит от нескольких причин, каждая из которых сформулирована в теории общей относительности. Одним из факторов, оказывающих влияние является утверждение, что скорость удаленной точки (и часов) относительны по отношению к точке в которой находится наблюдатель.

Для эксперимента была взята пара атомных часов. Часы были поверены таким образом, чтобы отсчет производился с одинаковой точностью. Часы поместили в самолеты, которые отправились вокруг земли в противоположных направлениях. Когда самолеты вновь достигли места, из которого они отправились, часы отсчитывали время с одинаковой точностью, но с разницей показаний интервала времени, прошедшего с момента запуска часов.Относительная скорость между двумя самолетами повлияла на точность часов, когда они находились в воздухе.

Можем ли мы это представить, я думаю, что – да. Давайте рассмотрим исторический пример, которым я глубоко обязан книге Джеральда Шредера «Наука Бога». Около десяти лет до того, как восточное и западное побережье Соединенных Штатов соединилось в 1869 году транс-континентальной железной дорогой и телеграфом, и время следования письма из Нью-Йорка в Сан-Франциско было сокращено с трех месяцев, которые занимала доставка почты судном, огибающим Мыс Горн, до десяти дней, требующихся наездникам «Пони Экспресс», которые на очень быстрых лошадях мчались сломя голову между почтовыми станциями.

Давайте сделаем экскурс во времена «Пони Экспресс». Молодой человек и его возлюбленная живут в одном городе, и для того чтобы им лучше выразить свою любовь друг к другу, они решают писать друг другу каждый вечер письма. Так как каждый из них получает письмо к завтраку, они уверены в том, что оба относятся с уважением к договоренности.

Теперь молодой человек получает работу курьера «Пони Экспресс». Курьеры «Пони Экспресс» путешествовали только в дневное время. На рассвете первого дня он обменивается письмом со своей возлюбленной, а затем мчится на Восток. За свою смену он покрывает 100 миль и на закате приезжает на почтовую станцию №1. Тем же вечером он пишет обещанное письмо даме своего сердца, которое будет отправлено с наездником отправляющимся в западном направлении на рассвете второго дня. Таким образом он держит слово. Письмо №1 приходит в городок, в котором живет парочка, на закате второго дня и доставляется юной леди на рассвете третьего дня. Прошло два дня, но юная леди не обеспокоена. Она понимает, что будет некоторая задержка из-за потери времени в пути.

Молодой человек снова мчится на Восток на рассвете второго дня и на закате того же дня прибывает на станцию №2 (200 миль от дома). Он пишет своей возлюбленной письмо №2 и на рассвете третьего дня отправляет его с курьером, едущим на запад. Письмо №2 не приходит до заката четвертого дня, поскольку теперь расстояние увеличилось в два раза, и доставляется на рассвете пятого дня. Юная леди ужасно расстроена. Он обещал писать каждый день, а на самом деле письма приходят через два дня. Все происходит так, как будто время замедлилось. Но как такое может быть? Она решает, что у нее есть экспериментальное подтверждение того, что его любовные признания – ложь, поскольку очевидно, что он не смог сдержать обещание.

Как теперь поклонник юной леди видит ситуацию? Вечером первого дня его возлюбленная выполняет обещание. Она пишет письмо и относит его на станцию, чтобы оно было отправлено на рассвете второго дня. Другой курьер отправляется на Восток и прибывает на станцию №1 вечером второго дня. Но наш поклонник оставил станцию №1 по утру! Все время пока он находится в пути ее письма никак не могут достичь его, поскольку он направляется в восточном направлении одновременно с другими курьерами.

Каждый день его возлюбленная пишет свои письма и отправляет их на рассвете следующего дня. Каждый день письмо следует за молодым человеком, но не настигает его, пока он находится в пути. Спустя неделю или около того, бедный парень убежден в том, что его любимая нашла кого-то другого, поскольку очевидно то, что она не выполнила свое обещание писать каждый день - он не получил ни одного письма. Он задает себе вопрос: “Неужели для нее остановилось время? Но как такое может быть?” Он приходит к заключению, что у него есть экспериментальное подтверждение, что ее признания в любви – ложь, так как очевидно, что она не смогла сдержать обещание.

Эта небольшая история хорошо иллюстрирует реальность. Измерения времени относительны по отношению к скорости источника (автор письма) и наблюдателя (адресат). Для астрономов, «авторами писем» являются звезды, в которых «время между соединениями» задается длиной волн (или временем между волновыми гребнями), которые они испускают, а «курьер», сам свет движется со скоростью света. Мы с вами являемся теми «адресатами», которые наблюдают длины волн в телескоп.

Как мы можем узнать значение длины волны в момент испускания? Астрономы полагают, что они знают это, так как в лабораторных условиях каждый химический элемент излучает присущий только ему спектр. Мы можем наблюдать тот же спектр света, излучаемый отдаленными звездами, с одним значительным отличием. Весь спектр смещен в сторону красного цвета (большие длины волн или более низкие частоты). Как раз это «красное смещение» убедило астрономов в том, что далекие звезды (и состоящие из их галактики) удаляются от нас на огромных скоростях. Благодаря этому наблюдаемому доказательству Эйнштейн и его современники согласились, хотя и неохотно, принять идею того, что у Вселенной должно было быть начало. Если было начало, тогда логичным заключением будет, что существует великий Начинатель, который превосходит пределы доступных измерению времени, пространства и энергии Вселенной. Эта возможность особенно обеспокоила ученых, являющихся сторонниками универсального натурализма, поскольку основным в их кредо было то, что у всего должна быть естественная причина. Математик и астроном сэр Артур Эддингтон, проверивший в 1919 году путем астрономических наблюдений только что обнародованную Общую теорию относительности Эйнштейна, отмечал: “Философски, понятие начала существующего порядка Природы является отвратительным для меня”.

Библия начинается утверждением, «В начале сотворил Бог небо и землю.» Затем это описание повествует о шести днях творения, в которые Бог просто создает или формирует Вселенную, с Землей и жизнью на Земле. Одно из противоречий между людьми науки и веры состоит в понимании того, что подразумевается под этими «днями». Ведь ученые говорят, если мы знаем, что возраст Земли около пяти миллиардов лет, а сама Вселенная, возможно, в три раза старше, то очевидно, что Библейское описание, должно быть, содержит серьезную ошибку.

Поскольку ученый верит своим наблюдениям, он делает вывод, что Библия в лучшем случае — набожная уловка созданная человечеством, когда говорится, что это откровение от Бога. Человек, не являющийся ученым, и верящий, что Библия является достоверным откровением, читает в книге Бытия, что Бог создал Космос за шесть дней, и поэтому делает вывод что наблюдения и/или толкования экспериментатора неверны. Имея глубоко укоренившиеся философские взгляды и тот и другой могут дискредитировать и осмеять друг друга. Верующий, будучи научно подкован, может оказаться между двумя крайностями.

Мы уже рассмотрели ситуацию в которой два разных наблюдателя сделали неверное заключение относительно одних и тех же событий, потому что оба не понимали ситуации во всей ее совокупности. А что, если шесть дней и 16 тысяч миллионов лет относятся к одной и той же ситуации но с разных точек зрения? Давайте исследуем такую возможность.

Физик, доктор Джеральд Л. Шредер, в своей книге SCIENCE OF GOD, указывает на то, что некоторые средневековые (и поэтому до-научные) ученые евреи считали, что до сотворения человека дни в Бытие толковались в соответствии с универсальной временной шкалой. Только после появления человека Библия начинает использовать наше обычное, принятое на Земле, толкование времени. (Одно из убедительных доказательств принятых в пользу этой точки зрения состоит в том, что первая глава книги Бытие не упоминает Землю до третьего дня. Тогда, какие часы использовались для измерения протяженности «дня»?

Понимание Шредера состояло в том, что разбегание пространства, возникшее в результате Большого Взрыва одновременно увеличило длину волны света, что проявляется в красном смещении и таким образом является наблюдаемым свидетельством в пользу древнего возраста Вселенной. Но с точки зрения времени Вселенной (как это было определено событиями наблюдаемыми с начала), прошло только шесть дней! Он даже рассчитал эквивалентность.

Шредер рассуждал так. Большой Взрыв может быть представлен в виде раскаленного шара. Если у нас есть огонь в печи, в маленьком здании, (начальная Вселенная), температура будет очень высокой. Но если мы уберем стены, и построим намного большее здание (позволим Вселенной расшириться), в то время, как размер огня будет сохранятся неизменным (поскольку после Большого Взрыва, энергия-материя и не создается и не разрушается), средняя температура внутри здания (Вселенной) уменьшится. Высокая температура означает короткие длины волн отраженного света (напр. желтый или синий цвет); низкие температуры относятся к длинным длинам волн (напр. красный или инфракрасный цвет.)

В 1965 году Penzias и Wilson обнаружили остаточная микроволновое излучение неба, распространяющегося по всем направлениям. Они измерили температуру этого излучения, которая составила 2.7° К (близко к абсолютному нулю.) Появление такой ледяной температуры объяснялось как остаточное эхо от Большого Взрыва во Вселенной сильно увеличившейся по сравнению с ее первоначальным размером. Это является одним из сильных свидетельств в пользу горячего, плотного начала. Другой подобной теории, предсказывающей этот эффект нет.

Позднее астрофизики предлагали теории того, что начальная, огромная энергия Большого Взрыва преобразовалась в материю менее чем в одну секунду (помните, Е=mc2?) В тот момент, говорят они, происходит феномен получивший название «захват кварка», в котором новообразованное ядро могло захватывать электроны, и впервые появляется свет (вспомним Бытие 1:3 – «Да будет свет»). Сегодня в высокоэнергетических физических лабораториях, температура при которой происходит захват кварка была оценена в три миллиона миллионов градусов (3x1012° К) Таким образом, физики верят в то, что начальная (мельчайшая) Вселенная была в миллионы миллионов раз горячее, чем в настоящее время.

С расширением Вселенной увеличилась протяженность пространства, и в этом процессе световые (тепловые) волны разошлись в той же степени, став холоднее. Далее, используя шесть различных независимых способов аргументации, сегодня считается, что возраст Земли составляет около 16 миллиардов лет (Земное время). На основании этих данных Шредер (SCIENCE OF GOD, глава 4: «Шесть дней Бытия») рассчитал длину дней в Бытие используя известные физические переменные не принимая во внимание Библейское описание:

Продолжительность шести дней Бытия

Голубое смещение (z+1)

С точки зрения Библии, рассматривая движение вперед от начала первого дня

С точки зрения Земли, рассматривая движение назад во времени от настоящего

С точки зрения Библии, с начала первого дня

Приблизительное количество лет до Адама в начале каждого дня

День первый 24 час

День второй 24 час

День третий 24 час

День четвертый 24 час

День пятый 24 час

День шестой 24 час

Ближе к концу шестого дня

Всего:

Шесть 24-х часовых дней

8 миллиардов лет

4 миллиарда лет

2 миллиарда лет

1 миллиард лет

1/2 миллиарда лет

1/4 миллиарда лет

15 - 3/4 миллиардов лет

1

2.0 x 1012

3.0 x 1012

3.5 x 1012

3.7 x 1012

3.9 x 1012

4.0 x 1012

15 3/4 миллиардов лет

7 3/4 миллиардов лет

3 3/4 миллиардов лет

1 3/4 миллиардов лет

3/4 миллиардов лет

1/4 миллиардов лет

Поскольку мы уже видели, что течение времени в одной системе может иметь совсем другое проявление по отношению к наблюдателю в другой, в независимости от того, участвуют или нет аргументы Шредера в этом, провокационный вопрос остается. А может ли быть так, что шесть дней Бытия и 16 тысяч миллионов лет высчитанных астрономами представляют собой ничто, как альтернативное описание одной и той же последовательности событий, каждое из которых достоверно и не является взаимоисключающим? В каких космологиях, кроме как в Библии и науке может существовать такая возможность?

Шредер заканчивает свои рассуждения следующей фразой (SCIENCE OF GOD, стр. 58): “И Бытие и наука правы. Когда кто-нибудь задает вопрос: шесть дней или же 15 миллиардов лет действительно прошли до появления человечества, правильным ответом будет «Да!»”.

Наверное сейчас пришло время для ученого (наш курьер Понни Экспресс) и верующего (его юной Леди) найти способ, чтобы вести разговор с уважением. Иногда тот, кто полностью уверен в своем собственном толковании наблюдаемых фактов склонен к тому, чтобы порочить образованность своего оппонента или даже его характер. Но давайте будем опираться на тот факт, что обе стороны верят, что Истина существует, иначе не было бы никакого спора. В дни, когда многие утверждают как абсолютную истину, что нет такого понятия как абсолютная истина, тем кто еще верит в Истину лучше стать друзьями, чтобы не умерла ни наука ни вера! Однако цена дружбы, которая позволила бы нам выдержать нападение на Истину высока. Это древняя добродетель смирения — то чего нам, людям, не достает. Тем не менее, я предполагаю, что смиренность в присутствии Истины является единственным уместным ответом.

Давайте также помнить, что Иисус Христос сказал: «Я есмь путь, истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только чрез Меня.» (Иоанна 14:6). В этом он напоминает нам, что истина не только в высказываниях, но также в личности и в отношениях. Да преуспеем же в поисках этих взаимоотношений!